Жители Ашкелона боятся оставаться в старых квартирах, но инвесторы бесстрашны

В городе, где до войны наблюдались пики квартирных продаж, рынок недвижимости после 7 октября практически полностью остановился. Но уже через несколько недель началось восстановление благодаря спросу жителей на квартиры с защитными помещениями и инвесторов, которые покупают квартиры в старых кварталах.

Лирон Даган-Элькабец с мужем и четырьмя детьми последние пять лет живет в районе Барнеа в Ашкелоне в новой квартире с палисадником. События 7 октября привели к тому, что она захотела переехать на какой-нибудь этаж повыше. «Мы – ашкелонцы и всю жизнь хотели обзавестись жильем с садом. Пять лет назад мы осуществили свою мечту и купили эту квартиру с видом на море. А 7 октября, когда террористы проникли в Зиким, мы пошли к соседям на третий этаж и несколько дней ночевали у них».

По ее словам, страх перед проникновением террористов существует и по сей день: «Когда наступает тьма, страх растет. Когда мужа нет дома, я сама не своя. Это абсурд, что ты всю жизнь о чем-то мечтаешь и после того, как наконец-то осуществляешь мечту, тебе приходится все бросить. Но если ты не чувствуешь себя в безопасности в своем доме, какой в этом смысл?»

Чувство безопасности жителей после резни в приграничных поселениях было подорвано. Плюс постоянные обстрелы города, конечно. По данным ЦСБ, накануне войны Ашкелон стал рекордсменом: в июне-августе в городе было продано 613 квартир – больше, чем в Тель-Авиве, Иерусалиме, Петах-Тикве и соседнем Ашдоде. Однако с началом войны продажи упали, и за сентябрь-ноябрь в городе было продано всего 234 квартиры – на 60% меньше, чем за три предыдущих месяца.


Гендиректор муниципалитета Хези Халауя считает, что опасения жителей со временем рассеются: «Я постоянно слышу: «Не буду жить на первом этаже, не буду жить в кибуце». Но дело не в Ашкелоне. Завтра это может произойти в Кфар-Сабе или Нетании, а на севере есть «Хизбалла». С другой стороны, я слышу, как и жители, и инвесторы утверждают, что, независимо от того, как закончится война, и даже если ХАМАС не будет полностью уничтожен, нас ждет многолетний период мира и тишины. Подавляющее большинство жителей говорят о том, что они не только остаются, но и намерены инвестировать в жилую недвижимость. Думаю, после окончания войны цены взлетят».

Шлягер – квартиры с МАМАДами

Йорам Ависрор, один из владельцев компании «Ависрор», которая строит несколько домов в районе Ир ха-Яин, говорит, что с начала войны кривая покупок квартир пошла вверх, в том числе благодаря снижению цен: «Если в октябре я не продал в Ашкелоне ни одной квартиры, то в ноябре продал две, а в декабре – восемь. Мы немного снизили цены, и четырехкомнатную квартиру в районе Агамим, которую до войны мы продавали за 2,05 миллиона шекелей, теперь продаем за 1,85 миллиона».

Война также привела к покупкам новых квартир с МАМАДами самими горожанами. Повышенным спросом пользуются квартиры, срок заселения которых близок. «С 7 октября продажи полностью остановились, – говорит Гилад Ахарони, менеджер по маркетингу и продажам компании «Габай», которая завершила строительство двух жилых домов в районе Барнеа и заканчивает строительство еще шести домов в районе Ир ха-Яин. – В середине ноября произошло внезапное пробуждение, тоже вызванное войной. Покупатели – местные жители, которые живут в старых квартирах без МАМАДов и ищут новые квартиры с защитными комнатами. Они интересуются уже готовыми квартирами и теми, которые вот-вот будут готовы».

Ярон Розенхак из ашкелонского филиала маклерского агентства Re/Max говорит, что рынок вторичного жилья, включающий в себя старые квартиры без МАМАДов, переживает застой и единственные игроки на нем – инвесторы, уверенные в том, что после войны сюда приедут люди из окрестностей, которые не смогут вернуться в свои дома и будут искать квартиры в городе. Некоторые заявляют: из-за того что город обстреливают, цены падают, и квартира, которая стоила 2 миллиона шекелей, теперь продается за 1,5 миллиона.

По его словам, следует учитывать и перспективы распространения на старые квартиры программы «Пинуй-бинуй». Розенхак поясняет: «Возможно, стоит купить квартиру за 900 тысяч шекелей, которая после сноса обветшавшего дома и строительства на его месте нового будет стоить не менее 1,6 миллиона. Инвестор рассчитывает на то, что, даже если купленную им квартиру не удастся сдать из-за отсутствия МАМАДа, рост ее стоимости в будущем, после реализации проекта «Пинуй-бинуй», оправдывает сделку. По опыту могу сказать, что в конце концов и эти типы квартир сдают в аренду, потому что есть люди с ограниченным бюджетом».

Шломит Цур, TheMarker, НЭП. Фото: Эрик Мармор √

Метки:


Читайте также