Мнения

Какая связь между законом, ограничивающим полномочия БАГАЦа, и запретом на импорт сала?

Новость, опубликованная сайтом Мако о «тайном решении правительства», запрещающем импорт некошерного мяса в Израиль, не является громом среди ясного неба. Импорт свинины был запрещен еще в 1994 году, а решение о запрете импорта сала и свиных внутренностей было принято еще в феврале этого года. Именно тогда министерство экономики заявило о намерении внести поправки в свод таможенных инструкций, позволив ввозить в Израиль свиные кишки, желудки и сало только при условии предъявления сертификата кашрута на эти продукты.

Как известно, в 1994 году Кнессет утвердил закон о мясной продукции, в соответствии с которым импорт некошерного мяса был запрещен. С тех пор в Израиле можно найти свинину исключительно местного производства, а 10 наименований, среди них морепродукты, сало, свиные кишки и внутренности, некошерные сосиски и мясо для производства колбасы на местных заводах получили особый статус и для их ввоза было достаточно лишь разрешения министерства торговли и промышленности (ныне министерства экономики). И вот в феврале 2019 года на портале правительственной информации для сведения общественности был опубликован проект новой поправки к «Указу о свободном импорте» за подписью министра экономики Эли Коэна (бывшего депутата от Кулану, а ныне депутата от партии Ликуд), согласно которому в Израиль можно будет ввозить свиные кишки, желудки и сало только при условии предъявления сертификата кашрута на эти продукты. Что, согласитесь, сделать достаточно непросто.

Как именно Израиль пришел к ситуации, в которой министр может решить, что могут, а что не могут есть израильтяне? Тут необходим экскурс в историю.

В 1992 году межминистерская комиссия порекомендовала отменить государственную монополию на импорт мяса. Правительство решило принять эту рекомендацию, но фракция ШАС выступила против из опасения импорта некошерного мяса, в результате чего рекомендации были отложены на неопределенный срок. Компания «Митраль», специализирующаяся на импорте некошерного мяса, подала иск в БАГАЦ, утверждая, что согласно Основному закону о свободе занятости и предпринимательства она имеет полное право заниматься импортом некошерного мяса в Израиль. БАГАЦ принял иск, заявив, что любое законотворчество, ограничивающее частный импорт только кошерным мясом, будет противоречить Основному закону свободе занятости и предпринимательства и потому вначале потребуется изменить Основной закон.

В партии ШАС «услышали» БАГАЦ, и в Основной закон о свободе занятости и предпринимательства были внесены изменения, а именно была внесена «пискат а-итгабрут» (ограничительный параграф), позволяющий Кнессету принять закон, который противоречит Основному закону, при условии что за него проголосуют не менее 61 депутата и что он будет принят не более, чем на 4 года. Вслед за этим, в 1994 году, Кнессет утвердил закон о мясной продукции, в рамках которого уже был запрещен импорт некошерного мяса. Следующий иск компании «Митраль» был отклонен БАГАЦем.

При утверждении закона Кнессет постановил, что он не распространяется на лицензии на импорт мяса, выданные до его одобрения, и что министр промышленности и торговли имеет полномочия выдавать лицензии на ввоз некошерного мяса в той же форме, как это было принято до 13 июля 1992 года.

Что касается сала, то в ноябре 2018 года главный раввинат внезапно узнал, что министерство сельского хозяйство разрешает импортерам ввозить свиное сало в Израиль. История попала в ультраортодоксальную прессу, поднялся ужасный шум, а министерство сельского хозяйство быстро перекинуло ответственность на министерство экономики: мол, мы не возражаем, но за закон, позволяющий импорт сала, несет ответственность министерство экономики. Так что нет ничего удивительного в том, что уже в феврале 2019 года министр экономики принял решение остановить импорт сала и свиных внутренностей.

Юрий Легков, НЭП. К.В. Фото: Pixabay



Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Политика

партнеры

Реклама

Send this to a friend