За два дня до войны приехал торговец из Газы, заплатил наличными и… исчез

Я спрашиваю фермера Офера Селу из мошава Гева-Кармель, как война повлияла на его отношения с торговцами из Газы, которым он продавал выращенные в Израиле бананы. Знает ли он, что с ними случилось? Он на минуту задумывается и потом наконец говорит:

«За два дня до той самой субботы к нам приехал торговец овощами и фруктами, с которым мы не один год работали, хорошо его знали. При нем был чемодан с тысячами шекелей. Он собирался заказать партию бананов и оплатить их».

По словам Офера Селы, торговец успел в тот же день расплатиться с ним за уже полученные бананы. Он также заплатил вперед нескольким фермерам за сделанный заказ. В конце дня они расстались как обычно и договорились связаться позже. Но через два дня началась война, границу с сектором Газа закрыли, а торговец исчез. «Мы несколько раз пытались с ним связаться, но, как мы поняли, его, вероятно, уже нет в живых», – говорит Села.

На фоне шока и потрясения от безжалостного нападения террористов ХАМАСа забывается, что на протяжении многих лет между сектором Газа и Израилем действовала масштабная и разнообразная система деловых отношений. Жители Газы не только работали на израильских стройках и сельскохозяйственных предприятиях, но и продавали израильтянам и покупали у них разные товары, в том числе продукцию. Только бананов, по оценкам, в Газу продавали еженедельно по 800-1000 тонн, что составляет около 20% местного производства. Поскольку бананы нельзя хранить длительное время, из-за прекращения сбыта в Газу сотни тонн свежей и качественной продукции теперь придется отправить на свалку. Туда же отправятся многие сотни тысяч шекелей, вложенных в их производство.


«30% продукции, которую я выращивал, продавалось в сектор Газа и на Западный берег, – говорит Села. Он выращивает бананы на 500 дунамах, а также владеет упаковочным цехом. – Как рынок Газа полностью закрылась. Мы еще продолжаем продавать на Западный берег, но спрос снижается: экономическая ситуация там тяжелая, многие не работают, у них просто нет денег. Я остался с продукцией, на которую нет спроса, и теперь вынужден продать ее за половину стоимости».

Эяль Овадья, генеральный директор компании «Мегадлей бананот» в Западной Галилее и председатель отдела бананов в Совете по растениеводству, рассказал, что в свете всего этого многие фермеры даже не собирают плоды, а просто дают им падать с деревьев. «Пропадают тонны еды», – говорит он.

По словам Овадьи, стоимость выращивания килограмма бананов – 1,6 шекеля: «Сегодня мы продаем бананы по 1,7 шекеля за килограмм, то есть торгуем почти без прибыли». Цена для потребителя за килограмм бананов между тем колеблется от 6 до 8 шекелей.

В Израиле ежегодно на площади 32 тысячи дунамов производят 200 тысяч тонн бананов. По данным Совета по растениеводству, большую часть бананов выращивают на побережье Кармель (12 тысяч дунамов), в долине реки Иордан (9 тысяч дунамов), в Западной Галилее (6 тысяч дунамов), а также в Западном Негеве и районе Бейт-Шана (по 2,5 тысячи дунамов каждый). Между Израилем и Палестинской автономией были подписаны соглашения, действующие много лет. Они допускают свободную торговлю сельскохозяйственной продукцией между сторонами.

«Было некоторое количество торговцев, с которыми мы обычно работали, – говорит Овадья, – они платили вперед и получали товар по рыночной цене. Мы хорошо их знали. Время от времени мы их принимали у себя. Есть такие, с кем мы до сих пор поддерживаем связь. Некоторые сообщают, что находятся в районе Рафиаха, что им не хватает еды, но они как-то выживают. Других, насколько я знаю, уже нет в живых».

Торговали так: производители бананов доставляли их на грузовиках до КПП, там продукцию перегружали в грузовики из Газы, которые увозили ее на местные рынки и в магазины. Преимуществом было то, что на территориях соглашались закупать в том числе не самую качественную продукцию, например мелкие бананы. «Они предпочитали их из-за тамошней экономической ситуации, – говорит Села. – Так можно раздать больше бананов большему количеству детей почти по той же цене».

Большая часть банановых плантаций находится на линии конфликта, поэтому в некоторых местах урожай вообще не убирали. Добавим нехватку рабочих рук, отчасти из-за того, что палестинцы больше не приезжают работать. «Несмотря на это, плана компенсаций для производителей бананов нет, государство ничем нам не помогает, – говорит Овадья. – Мы вступаем в весенний сезон, нам предстоит начать подготовку посевных земель к следующему сезону, а это сложно. Некоторые люди взяли большие кредиты на выращивание бананов, но помощи мы не получаем. У нас есть всевозможные творческие решения, которые мы хотим предложить государству, но оно с нами и разговаривать не желает».

Не в первый раз граница с сектором Газа или Западным берегом по соображениям безопасности закрывается, но теперь все иначе. «Думаю, мы выкорчуем часть плантаций и будем выращивать меньше бананов», – говорит Овадья. Как и многие в Израиле, никто из фермеров не думает, что отношения с жителями Газы могут вернуться к тем, что были до 7 октября. Подозрительность, взаимная неприязнь и враждебность, вероятно, не позволят (уж точно не в обозримом будущем) вести дела как обычно. При этом на Западном берегу, по словам фермеров, обе стороны стараются придерживаться рутины, сохранять оптимизм и продолжать, насколько это возможно, работать вместе.

Анат Джорджи, TheMarker. AP Photo/Tara Todras-Whitehill √

Метки:


Читайте также