Детали

«Я работал в фирме по разработке хакерских технологий. Нам лгали»

Я хотел бы затронуть вопрос о надзоре за технологиями для взлома телефонов, которое экспортируют компании NSO Group и Cellebrite. Как бывший сотрудник Cellebrite, могу на личном опыте сказать, что компания ничего не делает для предотвращения злоупотребления ее продукцией со стороны клиентов. Она сознательно продает свою продукцию и услуги клиентам с сомнительной репутацией, принадлежащим к авторитарным режимам.

Когда я и другие сотрудники искали у руководства ответы на эти вопросы, оно тянуло время, недоговаривало и откровенно лгало. О том, что это ложь, мы знаем благодаря расследованиям, проведенным правозащитными группами, которые заставили Cellebrite прекратить продажу своего оборудования в Беларусь и Китай.

Хорошо, что так вышло. Израильское оружие, которое разрабатывается такими людьми, как я, бывшими сотрудниками оборонного ведомства, получившими знания в армии, не должно попадать в руки самых жестоких в мире преступников, котрорые будут использовать его против журналистов, диссидентов, ЛГБТ или тех, кто родился не в той этнической группе.

Аргумент, что, мол, экспорт оружия приносит Государству Израиль миллиарды долларов, поражает меня своим эгоизмом и жестокостью. По сути он говорит, что в обмен на большие деньги можно поддерживать систематические нарушения прав человека. Каждый журналист должен видеть свою главную задачу в том, чтобы противостоять этому.

Другие аргументы в защиту экспорта подобного ПО не менее бессмысленны. Утверждение, что NSO работает в Израиле во имя сионистских соображений и с таким же успехом может переехать на Кипр и больше не нанимать израильтян, не соответствует действительности. В основе работы NSO лежат навыки и знания сотрудников-израильтян, ветеранов разведслужб, которые постигали секреты профессии в армии, в ШАБАКе и в «Моссаде». Это не пустяки. Приобретенные ими навыки находятся на переднем крае исследований и разработок в области информационной безопасности; их нельзя получить практически нигде в мире, и уж точно не на Кипре или в Саудовской Аравии. В Израиле таких профессионалов много, а в других странах – куда меньше.

Это напрямую ведет к другому аргументу, а именно: правительства могли бы купить те же услуги у Китая, поэтому лучше, чтобы их продавали мы. Помимо того, что это означает, что израильское оборонное ведомство – в силу того, что оно выдает разрешения на экспорт – становится активным соучастником «неприглядной деятельности» других стран, как выразился военкор 13 телеканала Алон Бен-Давид, сторонники нынешней политики должны спросить себя, почему саудовцы в первую очередь обратились к Израилю, а не к Китаю.

Ответ заключается в том, что израильские разработки, созданные выходцами из оборонного ведомства, превосходят все остальные. Если авторитарные государства не могут получить эти услуги от NSO, они будут довольствоваться альтернативой более низкого качества, которая в отсутствие конкуренции обойдется им дороже; и в конечном итоге это будет означать, что они получат меньше возможностей шпионить за своими гражданами и подавлять их свободы.

Такие компании, как Cellebrite и NSO, производят самые современные технологии взлома телефонов, с которыми трудно сравниться. Их легко использовать против гражданских лиц. Зачастую так же легко выявить проблемных клиентов и сомнительные сделки. Министерство обороны должно тщательно контролировать экспорт продуктов и услуг, разработанных этими компаниями, понимая, что они равносильны оружию. Оно должно понять, что защита прав человека – это не только моральный поступок, но и долгосрочный интерес Израиля и его граждан.

«ХаАрец», М.Р. Фото: Pixabay
Автор - бывший сотрудник компании Cellebrite
и исследователь в области информационной безопасности, материал опубликован анонимно˜



Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Политика

партнеры

Реклама

Send this to a friend