Мнения

Нас снова просят поверить в обещания, а не судить по делам

Помните, как у Маяковского: «Мало вопросов Вилли сверлили, но один был закорюка из закорюк. И когда вопрос этот влезал в Вилли, щетка падала из Виллиных рук»? Так вот и у меня, на фоне очередной избирательной кампании и целой череды политиков, заявляющих о готовности занять кресло премьер-министра, возник вопрос: а почему в принципе в политике все не так, как в бизнесе и в армии? Почему тот, у кого более грандиозные планы, но нет никакого опыта работы и достижений, считает себя более подходящим на пост кормчего?

Раньше я об этом глубоко не задумывался, хотя политика мне достаточно близка. Согласитесь, сложилась забавная ситуация. Начнем с того, что законодателем может стать практически любой, и нет никаких минимальных требований ни к уровню образования, ни к уровню интеллекта, ни даже к жизненному опыту. Даже уголовное прошлое не помеха.

В Кнессете много адвокатов, военных в отставке, журналистов, людей неопределенных профессий, для которых большая политика — это всего лишь очередной этап в карьере или занятие после выхода на пенсию. Во многих партиях достаточно быть близким к главе или его окружению — и ты уже народный избранник. Ну или просто оказаться в правильное время в правильном месте.

С министрами подобная ситуация. Руководителем министерства может стать любой депутат (а депутатом, как мы уже выяснили, может стать практически каждый), которого глава его партии решает подтолкнуть наверх, руководствуясь, естественно, исключительно собственными интересами. Да, по идее профессиональные чиновники в министерстве должны продолжить работу, всего лишь подстраиваясь под новую политику руководства, но мы уже видели случаи, когда новая метла активно мела по-новому, устанавливая новые порядки. За примерами, насколько успешно действуют министерства под руководством партийных функционеров без соответствующего опыта, далеко ходить не надо.

И наконец, должность премьер-министра. Человека, от которого, по сути, зависит может быть и не судьба страны (все-таки у нас не монархия и не диктатура), но вектор развития, как минимум.

Что цепляет в предвыборных кампаниях – это обещания все изменить, представленные масштабные программы и команды случайно набранных приближенных. И заявления о готовности возглавить страну.

Можно ли лейтенанту дать звание полковника? Можно, но сможет ли он занять должность начальника штаба дивизии? Можно ли выпускника университета, или отработавшего пару лет молодого инженера, назначить гендиректором крупного концерна? Можно, конечно, если акционеры мазохисты. Так почему на должность главы страны может претендовать человек, не имеющей соответствующей квалификации? Нет такого стандарта на соответствие должности главы государства? А это уже наша с вами проблема.

Почему в бизнесе и в армии претендент должен пройти цепочку должностей, самостоятельно наступить на все грабли, набить шишки и заиметь шрамы на… том месте, которое обычно страдает, и только потом, обладая при этом еще и умением политика, может добраться до заветных высот. Каждый стремящийся наверх выбирает свою дорогу: кто-то лавирует, кто-то «идет по трупам», кто идет «прицепом» с более сильным лидером, но все проделывают нелегкий путь наверх, обретая опыт и знания.

Это происходит везде, но не в политике. Какой опыт приобретает политик, годами сидящий на скамье оппозиции? Или тот, что отметился на министерских должностях, но результаты своей работы отличными считает только он сам, а остальные их просто не видят. Что, это не он такой, а жизнь такая, и мешали ему работать? Так ведь всегда кто-то мешать будет.

Мне, конечно, скажут, что вот, мол, есть примеры (без имен), когда молодые амбициозные политики выбивались наверх. Однозначно есть. И потом они нарабатывают опыт уже во время правления, заставляя нас оплачивать счета. Конечно, это происходит не только в Израиле, но если нас такая практика устраивает, то значит так нам и надо, и сами мы себе злобные буратины.

P.S. Да, я в курсе, у нас такая система выборов. Позволяющая тем, кто получает поддержку одной седьмой граждан, имеющих право голоса, утверждать, что их поддерживает весь народ. Как я уже отметил, это только наша проблема. Зато мы можем высмеивать страны, где диктаторы получают поддержку 90 процентов населения. Нам повезло.

Юрий Легков, НЭП. Фото: Моти Мильрод



Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Политика

партнеры

Реклама

Send this to a friend