Выборы-2022 и раздутый бюджет ЦИК

Вроде бы все уже сказано о сумасшедших расходах на выборы, разве что редко упоминают о бюджете Центральной избирательной комиссии. Там, в ЦИК, игнорируют разгромный отчет госконтролера и не очень любят вопросы журналистов.

За неделю до выборов финансовая комиссия кнессета наконец-то утвердила бюджет избирательной комиссии, что, мягко говоря, было непросто. Если бы это был небольшой бюджет, задержку можно было бы простить. Но когда речь идет о сумме в 538 миллионов шекелей, что на 70 миллионов больше, чем бюджет, выделенный комиссии на предыдущие выборы, состоявшиеся всего год и три месяца назад, и без возможности внесения изменений из-за плотного графика, – это вызывает вопросы.

Адвокат Орли Хадас, гендиректор Центральной избирательной комиссии, извинилась в ходе заседания за позднюю дату представления проекта бюджета на утверждение комиссии и объяснила это жесткими временными рамками. Проблема в том, что извинение не может быть принято из-за резкой критики государственным контролером Матаниягу Энгельманом финансового и бюджетного поведения избиркома в отчете, который он опубликовал всего год назад. Выводы того отчета еще не полностью реализованы (мягко говоря).

В своем отчете Энгельман рекомендовал повысить прозрачность деятельности избирательной комиссии для финансовой комиссии, которая утверждает бюджет ЦИК. Один из самых разгромных разделов отчета касается отсутствия аудита финансовой деятельности избирательной комиссии.


Ведомство генпрокурора обнаружило, что с 2016 по 2018 год не было написано ни единого аудиторского заключения, а в 2019-2020 годах внутренний аудитор комитета работала на треть ставки, да еще и занималась вопросами, которые напрямую вообще не касаются финансовой деятельности ЦИК.

В отчете также указывается, что объемы финансовых проверок деятельности избиркома намного меньше, чем проверки деятельности других государственных ведомств. Составители отчета также отметили, что прозрачность во всем, что касается количества должностей членов комиссии и их зарплат, меньше, чем это принято в государственном секторе. Кроме того, комиссия не публиковала принятые ей решения о закупках, освобожденных от проведения тендеров, и не публикует данные обо всех своих связях с поставщиками, как это принято в министерствах.

Почему подскочил размер бюджета избиркома?

В утвержденном неделю назад бюджете есть, мягко говоря, проблемные разделы. С 2019 года выборы в Израиле, включая нынешние, состоялись пять ряд. С 2019 года бюджет избиркома увеличился на 230 миллионов шекелей, расходы организации выросли на 34%, а зарплаты на 20% – и все это лишь за три года. Как уже упоминалось, по сравнению с предыдущими выборами бюджет подскочил на 70 миллионов шекелей, а количество имеющих право голоса увеличилось всего на 3,2%.

Что является причиной? Судите сами, правдоподобно ли объяснение, когда речь идет о государственных средствах. «В августе и из-за праздников было невозможно связаться с поставщиками, – объясняет Орли Хадас, генеральный директор Центральной избирательной комиссии, задержку с утверждением бюджета. – Мы хотели сделать это раньше, но так уж получилось».

– Из-за вашего опоздания и близости к выборам невозможно было внести коррективы в бюджет, и это очень серьезно.

– Мы обсуждали каждый пункт бюджета. Мы не просто берем за основу бюджет предыдущей избирательной кампании, а рассчитываем все с самого начала. Тот факт, что мы представили бюджет на утверждение только неделю назад, не означает, что он был сделан тяп-ляп.

– Представитель минфина на заседании финансовой комиссии заявил, что вы не дали ему возможности подробно обсудить бюджет.

– Мы не подчиняемся бюджетному отделу министерства финансов. Законодатель определил, что бюджет избирательной комиссии устанавливается Центральной избирательной комиссией. Это сделано, чтобы исключить зависимость от исполнительной власти.

– Но это не дает вам права транжирить без счета государственные деньги.

– Мы и не транжирим, мы просто не подчиняемся инструкциям бюджетного отдела минфина.

– Кто же вас контролирует?

– Мы выносим проект бюджета на пленарное заседание избирательной комиссии, где заседают члены кнессета от всех фракций, потом представляем его в финансовую подкомиссию ЦИК, а оттуда он поступает на утверждение в финансовую комиссию кнессета. И там задают вопросы.

«Я как будто говорю с представителем бюджетного отдела минфина»

– Бывало ли такое, чтобы финансовая комиссия не утвердила ваш бюджет?

– Нет. Финансовая комиссия вправе потребовать изменений в проекте бюджета, даже за день до выборов, но такого никогда не было. Даже когда я представила бюджет за три месяца до выборов, меня с ним не завернули.

– Можно ли было сократить расходы?

– Я как будто говорю с представителем бюджетного отдела минфина. Мы все время проверяем расходную часть бюджета. Мы также одни из немногих, кто возвращает неиспользованную часть бюджета в государственную казну. После предыдущих выборов мы вернули 110 миллионов шекелей. Вы видели кого-нибудь еще, кто сделал такое?

– Не будем вдаваться во все детали, но один раздел, возможно показательный, привлек мое особое внимание. Вы запросили 23 миллиона шекелей на расходы, связанные с эпидемией коронавируса, притом что коронавирус уже давно не считается опасной для жизни болезнью, как в прошлом.

– Когда мы сформулировали предложение по бюджету три месяца назад, необходимо было создать систему безопасности на случай вспышки коронавируса. Мы связались с министерством здравоохранения, спросили, каков экстремальный сценарий, и заложили в бюджет соответствующую сумму.

– Но вы представили бюджет на утверждение в конце октября и, видя, что угрозы нет, могли бы обновить и этот, и другие разделы.

– Я не могу обновлять бюджет вплоть до последней минуты. К тому же есть еще пациенты с коронавирусом, и закон требует, чтобы я предусмотрела для них специальные избирательные участки. Если обнаружится избыток, он будет возвращен.

***

На вопрос, когда был подготовлен последний аудиторский отчет (и на нашу просьбу его получить, если он вообще существует), как и на вопросы, касающиеся отчета государственного контролера, ответа мы не получили.

Лиат Рон, Walla. На снимке: Орли Хадас. Фото: Эмиль Салман √

Метки:


Читайте также