Как уже говорилось выше, рождение детей провозглашается иудаизмом одной из главных целей создания семьи. И нет для еврейской семьи большей трагедии, чем бездетность. Соответственно, бездетные супруги должны приложить все усилия для устранения своей проблемы. А значит, религиозные еврейские семьи в той же степени, что и светские, готовы проходить любые медицинские процедуры ради рождения ребенка.

Но вот отношение к искусственному оплодотворению в религиозных еврейских кругах далеко не однозначно. То есть, разумеется, нет никаких проблем, если речь идет об искусственном оплодотворении женщины спермой мужа. Но когда «причиной» бесплодия является мужчина, и речь идет об оплодотворении донорской спермой, то религиозные евреи оказываются в крайне щекотливой ситуации.

Да, не существует ни одного галахического постановления, запрещающего подобный путь приобретения ребенка. Но, с другой стороны, не существует явного признания этого «способа деторождения» крупнейшими раввинистическими авторитетами, как это имеет место в случае, скажем, пересадки органов. Для самого сознания еврейского мужа немыслимо, чтобы супруга забеременела от чужой спермы – ведь само понятие ребенка для него определяется как «мое семя».

Более того, понятие «семени» в иврите имеет куда более широкое значение, чем в любом другом языке. И связано это, прежде всего, с отражением этого понятия в общественном сознании.

Само отношение к жене, в которую проникло семя чужого мужчины, пусть даже и в рамках медицинской процедуры, у религиозного еврея может измениться в силу возникновения чисто психологического барьера. В итоге это может повлиять на всю его интимную жизнь с супругой. Вот почему многие раввины, не запрещая данную процедуру напрямую, настоятельно не рекомендуют проводить искусственное оплодотворение с донорской спермой.

С их точки зрения следует сделать все, чтобы женщина смогла забеременеть от спермы мужа, а если это не получается, предпочтительнее усыновить сироту. Причем у евреев распространено поверье, что после усыновления, за доброе отношение к сироте, Всевышний нередко посылает бездетной паре собственных детей. И любопытно, что этому поверью есть немало документальных подтверждений.

Но, повторим, все это относится, прежде всего, к религиозным евреям. Светская часть израильского общества давно уже прибегает к искусственному оплодотворению как средству решения проблемы бездетности. Основные споры здесь идут лишь вокруг того, сколько именно раз может бездетная женщина пройти такую процедуру. Однако же отнюдь не по моральным, а по исключительно прагматическим соображениям – процесс искусственного оплодотворения стоит в Израиле довольно дорого, и потому больничные кассы вовсе не готовы оплачивать его по первому требованию клиентов.

Добавим, что на сегодняшний день израильские больницы обладают одним из самых крупных мировых банков донорской спермы, и, уж само собой, справедливо считаются самыми крупными банками еврейской донорской спермы. Это приводит к тому, что в Израиль для проведения операции по искусственному оплодотворению ежегодно приезжают сотни, а возможно и тысячи евреек из США и Европы.

Тем не менее, проблема бездетности стоит в израильском обществе довольно остро. В отделениях искусственного оплодотворения выстраиваются немалые очереди, что связано отнюдь не с дефицитом спермы. Дело в том, что получить разрешение на искусственное оплодотворение в Израиле достаточно сложно и его порой требуется добиваться годами.

Кроме того, многие еврейские пары весьма пристрастно выбирают донора спермы. Например, ашкеназские пары хотят получить «ребенка» типично ашкеназской внешности, с высоким уровнем интеллекта, и отказываются от других предложений.

В принципе, донором спермы, согласно законам и больничным инструкциям, может стать любой здоровый мужчина до 40 лет, независимо от национальности, внешних данных, социального положения и т. д. Более того, за каждую порцию спермы он получает вознаграждение, составляющее примерно 100 долларов.

Поэтому на практике донорами спермы чаще всего становятся студенты израильских вузов, по большей части, студенты медицинских факультетов университетов, для которых это становится своего рода постоянным приработком.

Но прежде, чем мужчина получит статус «донора спермы», ему предстоит пройти целый ряд проверок. Они призваны удостоверить, что потенциальный «поставщик спермы» – абсолютно физически и психически здоров и его сперматозоиды обладают должной подвижностью и т. д. И только после этого он получает право сдавать сперму.

Обычно для донора отводится отдельная комната с кушеткой и столиком, на котором могут лежать – если он не возражает – эротические журналы: для того, чтобы он мог возбудиться. При этом ему предлагается на выбор эякулировать либо с помощью специального устройства, напоминающего молокоотсос для рожениц (этот способ предпочитают религиозные евреи), либо с помощью онанирования.

Кстати, донору не запрещено прийти в эту комнату с женой или подругой, призванной тем или иным путем облегчить ему задачу сдачи спермы. Это обстоятельство тоже в немалой степени привлекает студентов к сдаче спермы – по сути дела, оно облегчает им поиски места, в котором они могли бы заняться любовью. Время пребывания в комнате не ограничивается, но от донора требуется порция спермы именно от первой эякуляции. Потому после того, как молодая пара выполнила взятые на себя обстоятельства перед больницей, она вполне может заниматься в комнатке тем, чем ей заблагорассудится. Правда, стоит учесть и тот момент, что перед сдачей спермы от мужчины требуется соблюсти не меньше семи дней сексуального воздержания.

К каждой порции спермы прилагается подробное описание и личные данные сдавшего ее донора. Кстати, сейчас в Израиле активно дискутируется вопрос о том, следует ли детям, зачатым с помощью искусственного оплодотворения, открывать имя их подлинного отца. Однако пока донору гарантируется сохранение секретности его личности. Вместе с тем, самой супружеской паре, решившей пройти эту процедуру, сообщается о нем практически все, кроме имени, – рост, цвет волос, кожи, глаз, уровень интеллекта, образование и т. д. – с тем, чтобы она могла рассчитывать на то, что будущий ребенок будет максимально похож на человека, которого он будет считать своим отцом.

Одна из самых больших нравственных дилемм, стоящих сегодня перед израильским обществом, – можно ли пользоваться донорской спермой умерших. Само собой, раввины дают однозначно отрицательный ответ на этот вопрос, утверждая, что подобная практика противоречит всем Божеским и человеческим законам. Однако мнения светских израильтян по данному вопросу сильно различаются.

Дилемма эта стала особенно острой в связи с гибелью сотен молодых израильских солдат в огне последней интифады: многие матери стали требовать, чтобы сперму их сыновей заморозили и сохранили – в надежде на то, что потом найдется «суррогатная мать», согласная на то, чтобы ее оплодотворили этой спермой, и тогда у родителей убитого солдата появится родной внук от погибшего сына.

В 2005 году 28­-летний израильтянин накануне свадьбы заявил, что он уговорил свою невесту провести искусственное оплодотворение спермой погибшего в схватке с террористами своего самого близкого друга, после чего он будет воспитывать этого ребенка как приемного – с тем, чтобы тот знал, кто его настоящий отец и каким он был героем.

Сегодня в Израиле живет уже несколько десятков младенцев, рожденных от мертвых отцов.

Если уж мы заговорили о «суррогатных матерях», то следует отметить, что в современном Израиле широко используется и этот метод для решения проблемы бесплодия: в матку женщины, согласившейся за определенную плату (от 15 тысяч долларов и выше) или добровольно, помещается оплодотворенная яйцеклетка супругов. С тем, чтобы она могла дальше развиваться в естественных условиях. В последние годы в Израиле были зафиксированы случаи, когда в качестве суррогатной матери выступала мать бездетной женщины, то есть «суррогатная мать» оказывалась еще и бабушкой выношенного ею ребенка.

Реже речь идет об искусственном оплодотворении такой женщины спермой мужчины, чья жена не имеет возможности иметь детей. Раввины считают, что с этим методом нет никаких галахических проблем, но возникают определенные моральные проблемы.

Наконец, рождение детей с помощью суррогатных матерей (правда, таких женщин им приходится искать за пределами страны, обычно в странах Юго-Восточной Азии) стало чрезвычайно модным у израильских гомосексуалистов. В последнее время они добиваются, чтобы им предоставили возможность использовать в качестве суррогатных матерей израильтянок.


Марк Котлярский, Петр Люкимсон. Фото: Avi Ohayon. GPO. ⊥ Продолжение следует

Предыдущие главы книги «Все евреи делают это» об иудейских традициях семейной и интимной жизни читайте здесь

Метки:


Читайте также