Две темы были запретны на нашей «доисторической родине» – евреи и секс. Две темы, при упоминании которых говорящий, как правило, жеманно закатывал глаза или стыдливо опускал взор долу.

– У нас секса нет! – звучало с советского телеэкрана в начале девяностых.

– Еврейский вопрос у нас давно решен! – рапортовали штатные соглядатаи из Антисионистского комитета.

Но годы перестройки обрушили на страну с двойной моралью такие «груды секса», что сегодня американцы, по праву считающие себя творцами Великой сексуальной революции 60­х, кажутся родственниками той самой пожилой комсомолки из телевизора. А еврейская тема грянула под марш «Прощание славянки» со столь оглушающей мощью, что Горбачев оказался в кипе у Стены Плача, а Лужков от удивления заговорил на идише, присутствуя вместе с вальяжным Ельциным на открытии мемориальной синагоги на Поклонной горе.

Что же касается Путина, то он, как неожиданно выяснилось, хранит нежные детские воспоминания о еврейских праздниках, кои постоянно отмечали евреи – его соседи­ по коммунальной квартире.

И все же…

И все же две эти темы, зазвучав в полный голос, не пересекались до сих пор, существовали отдельно, как бы не замечая друг друга.

Они впервые встретились под обложкой этой книги, главы из которой сегодня начинает публиковать сайт НЭП.

Петр Люкимсон, Марк Котлярский

 

ГЛАВА 1.  РАЗРУШЕНИЕ МИФОВ

Миф первый: СЕКС КАК ПРИЧИНА ГРЕХОПАДЕНИЯ

На протяжении почти двух тысячелетий в христианском мире утверждалось и утверждается до сих пор, что жизнь первых людей в раю была безгрешной, и безгрешность эта заключалась в их абсолютной наивности, в отсутствии любых плотских желаний, а значит, и сексуальной близости между Адамом и Евой. Эта мысль настолько привилась в мировой культуре, что многие выдающиеся художники и поэты само грехопадение человечества, нарушение праматерью Евой запрета на употребление плодов с Древа Познания Добра и Зла, стали трактовать как совершение Адамом и Евой первого полового акта:

Мы нарушили Божий запрет –
Яблок съели…

Андрей Вознесенский

Именно этот взгляд на причины и природу грехопадения человечества лег в основу традиционного христианского взгляда на секс как нечто грязное, греховное, от чего следует по возможности воздерживаться и отдаляться. Именно он породил институт угрюмого монашества с его обязательным обетом безбрачия как основой очищения человеческой души и приближения ее к Творцу; привел к весьма распространенному презрительно-пренебрежительному отношению к женщине как к «сосуду греха», существу более низкому, чем мужчина.

Став препятствием к нормальному сексуальному воспитанию и образованию, этот подход привел в итоге к многочисленным преступлениям и человеческим трагедиям. И не случайно «сексуальную революцию», возвращение человечеству права открыто говорить о сексе и наслаждаться всеми его радостями нередко воспринимают как возвращение к языческой – греческой, римской, индуистской и проч. – традиции.

По большому счету так оно и есть. И потому это возвращение сопровождается ростом сексуальной преступности, откровенным развратом и всеми теми явлениями, которые вызвали бы содрогание у наших дедушек и бабушек (да и сегодня отнюдь не вызывают симпатий у человека, сохранившего хотя бы некоторые моральные принципы).

Вместе с тем на протяжении всех тысячелетий своей истории евреи придерживались отличного и от языческого, и от христианского взгляда на интимные отношения мужчины и женщины. Хотя бы по той причине, что, согласно Торе, более известной христианскому читателю как Пятикнижие Моисеево и выступающей для христианина в качестве основополагающей части Ветхого Завета, в Эдемском саду прародители человечества помимо прочего занимались и любовными утехами. Более того, без них, как говорят различные еврейские источники, само райское наслаждение было бы неполным.

Давайте еще раз вчитаемся в слова Торы, повествующие о сотворении человека:

  • «И сказал Бог: нехорошо человеку быть одному. Я сделаю ему помощника против него…» (Бытие, 2:18).

Один из выдающихся комментаторов Торы нового времени раввин Шимшон ­Рафаэль Гирш дает необычайно изящное объяснение этой фразе:

  • «Перед тем как сотворить человека, Бог сделал паузу, подготавливающую кульминацию Его работы. То же было и перед сотворением женщины. Человек уже находился в райском саду, но Бог все еще не сказал о нем – „тов“ („хорошо“). Буквально, нехорошо человеку быть одному звучит как „нехорошо, когда видишь, что человек один“. Пока человек один, все „нехорошо“, и мир не может достичь совершенства, которое является целью его создания. Полнотой и законченностью, о которых можно сказать „хорошо“, обладает только женщина. Лишь она способна придать законченность мужчине и миру. Эта истина была глубоко усвоена нашими мудрецами, учившими, что только с помощью женщины мужчина может стать поистине мужчиной. Только вместе муж и жена образуют Адама – человека…»

Эту простую истину о том, что в раю Адам и Ева наслаждались друг другом, каждый еврейский мальчик впитывал еще в хедере – религиозной еврейской школе, учеба в которой начиналась в пять лет, а то и раньше.

Секс не мог быть причиной грехопадения человека хотя бы потому, что из текста Торы следует: Ева зачала и родила своего первенца Каина еще во время пребывания в раю. Об этом свидетельствует и то, что в словах «И познал Адам жену свою Хаву, и она забеременела и родила Каина» глаголы «познал» и «родила» употреблены в оригинале в завершенном времени.

Да и само имя родившегося от этой близости ребенка – «Каин» – означает «приобретение» и отражает всю степень восторга Евы по поводу его рождения.

А вот Авель, хотя и был зачат в раю, родился после изгнания из него, когда Адам и Ева уже столкнулись с миром забот, в котором ребенок может стать дополнительным бременем. И потому Ева, не слишком, видимо, обрадованная его появлением, так и назвала сына – «Авель», то есть «суета», «преходящее».

Мысль о том, что интимная близость между мужчиной и женщиной не только не постыдна, греховна и запретна, но и предполагается частью Божественного замысла, втолковывалась еврейскому ребенку и с помощью других слов Торы, повествующих о сотворении человека:

«И сотворил Бог человека в образе Его: мужчиной и женщиной он сотворил людей. И благословил их Бог, и сказал им Бог: „Плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и овладевайте ею…“

В классическом комментарии великого еврейского толкователя Торы XI века рабби Шломо Ицхаки (РАШИ) подчеркивается: «плодитесь и размножайтесь» стало первой данной человеку заповедью. А следовательно, заповедано нам само совершение полового акта.

В трактате «Сангедрин» Вавилонского Талмуда особо разбираются слова Торы о жизни прародителей человечества в раю: «И были они оба наги – человек и жена его – и не стыдились». При этом подчеркивается:

«Эти слова намекают на то, что во время супружеской близости они не чувствовали ни малейшего стыда и не стеснялись своей наготы: ведь они выполняли повеление Всевышнего».

Повторим, все это принадлежит к совершенно азбучным истинам иудаизма, которые многие еврейские дети постигали достаточно рано.

В принципе, именно с рассказа об Адаме и Еве и начиналось сексуальное воспитание детей в традиционной еврейской семье. Тогда же им прививался взгляд на то, что в отношениях между мужчиной и женщиной, в отношениях между отцом и матерью нет ничего постыдного – напротив, постыдно воспринимать их как нечто противоестественное и грязное, переводить в некую сферу, запрещенную Творцом.

Поэтому слова Всевышнего, обращенные к Адаму после грехопадения: «Кто тебе сказал, что ты наг?» – тот же РАШИ толкует, как: «Откуда ты взял, что это позорно – быть обнаженным?!»

Наконец, взгляд на сексуальные отношения как на нечто греховное с точки зрения иудаизма невозможен по той простой причине, что сами взаимоотношения между Богом и еврейским народом уподобляются в нем взаимоотношениям между супругами.

Не случайно «Песнь песней», которая рассматривается европейской традицией как вершина мировой любовной, а то и эротической лирики, с точки зрения еврейской традиции является ничем иным, как сакральным описанием любви между Творцом и избранным им народом (существует даже запрет на прямое понимание ее текста).

Многие еврейские пророки использовали в своих книгах именно эту метафору: сам еврейский народ, погрязший в грехах и обратившийся к языческим культам, отвернувшийся от своего Бога, изображался ими как жена, сбежавшая от мужа и предавшаяся блуду. Но при этом любовь к нему Всевышнего, выступающего в роли «мужа», так велика, что в случае раскаяния супруги Он готов простить ее и возобновить с ней брачные отношения.

Таким образом, взгляд на половой акт как на чисто «животное» действо, свойственное человеку в силу низменности его природы, было всегда глубоко чуждо иудаизму.

Что же касается истории грехопадения Адама и Евы, наполненной глубочайшим философским и мистическим смыслом, то она не имеет – с точки зрения еврейской религии – никакого отношения к сексу.

Продолжение: глава 2. Читайте 14 января 2022 г.

Иллюстрация: Avi Ohayon, GPO

Метки:


Читайте также