Вот люди, ответственные за лихорадочный рост квартирных цен: Исраэль Кац, Амир Ярон, Авигдор Либерман, Айелет Шакед, Зеэв Элькин

Предположим на минуту, что ситуация была бы обратной: цены на квартиры не выросли на 13% за год, а упали на 13%. И, мало того, прогнозировалось бы, что цены продолжат быстро снижаться. Чтобы бы сделал Банк Израиля?

Центробанк немедленно созвал бы экстренное заседание, назначил бы проведение стресс-тестов в банковской системе, чтобы проверить способность банков противостоять этому потрясению, потребовал бы от них, вне зависимости от результатов тестов, срочно увеличить собственный и резервный капитал, а также предоставить отчеты о подверженности рискам падения цен в различных районах и населенных пунктах. При этом сам Банк Израиля принял бы меры, направленные на предотвращение дальнейшего снижения цен.

А что делает Банк Израиля, когда видит неудержимый рост цен? Немногое. Подготавливает отчеты с академическим анализом тенденций в отрасли, указывает на позитивные шаги, которые предпринимает правительство (повышение налога на покупку, расширение масштабов выделения земельных участков для строительства) и в лучшем случае сухо указывает, что правительству следует увеличить предложение на квартирном рынке, соответствующее росту населения.

Резкий скачок цен на жилье приводит к конфликтной ситуации и в правительстве, и в Банке Израиля. Правительство довольно ростом квартирных цен, потому что это увеличивает налоговые поступления и объемы частного потребления израильтян, которые чувствуют себя разбогатевшими.

Так в чем же конфликт? В том, что скачок цен на квартиры увеличивает стоимость жизни в Израиле, и это проверенный рецепт социальных волнений, которые могут потрясти политическую систему. В последнее время внимание публики было отвлечено сначала эпидемией, а сегодня войной в Украине, но эпидемия схлынула, а война рано или поздно закончится, и тогда на повестку дня станет вопрос дороговизны жизни. Недовольство копится, угрожает вылиться в мощные протесты, и опасность с каждым днем нарастает.

В конфликтной ситуации находится и Банк Израиля. Его политика направлена на поддержку экономического роста, но чрезвычайно низкие процентные ставки взвинчивают цены на жилье. Непрерывный рост цен на квартиры с 2007 года заставляет многих думать, что цены на квартиры могут только расти, и нет ничего опаснее такого подхода, способствующего созданию пузырей на рынке недвижимости. Банк Израиля предпочел бы более умеренный рост цен на жилье – из соображений поддержания стабильности и во избежание усиленного давления на него с требованием повысить процентные ставки.

Непосредственную ответственность за резкий скачок цен на жилье в прошлом году несут пять человек: управляющий Банком Израиля Амир Ярон, предыдущий министр финансов Исраэль Кац, нынешний министр финансов Авигдор Либерман, министр внутренних дел Айелет Шакед и министр строительства Зеэв Элькин.

Амир Ярон, в отличие от своих предшественников, до сих пор, похоже, не чувствовал необходимости предпринимать существенные шаги для охлаждения рынка жилья. Напротив, в конце 2020 года он снял ограничения на предоставление ипотечных ссуд с привязкой к ставке «прайм» и тем самым подхлестнул спрос на квартиры. Ярон предпринял этот шаг в разгар эпидемии с целью сгладить экономический кризис, но удешевление ссуд явно было лишним.

Бывший министр финансов Кац также использовал множество инструментов, и один из них тоже лишний – снижение налога на покупку квартир для инвесторов. И Амир, и Кац полагали, что таким образом они способствуют экономическому росту, но они лишь подлили масла в огонь, взвинтив спрос на квартиры.

И не только они. В новом правительстве к ним присоединились еще три министра – Либерман, Шакед и Элькин, с первого же дня вступления в свои должности заявлявшие о неизбежности дальнейшего роста цен. Целью якобы было откровенно и открыто заявить о происходящим, но фактически они дали явный сигнал израильтянам бежать и скупать квартиры, пока цены не взлетели еще выше.

Сами Перец, TheMarker. Фото: Дуду Бахар √

Метки:


Читайте также