Детали

Вот куда пошли миллиарды, отпущенные на борьбу с «короной»

Понятие «кубышки для короны» пришло в нашу жизнь несколько месяцев назад и уже стало обычным явлением: в стране, которая живет без бюджета более двух лет и которой приходится сталкиваться с эпидемией раз в столетие, такие кубышки, то есть точечные бюджетные схемы, утвержденные правительством, являются единственным способом финансирования огромных расходов, связанные с эпидемией.

Насколько огромны эти расходы? 16 миллиардов шекелей — это сумма, выделенная государством на покрытие расходов системы здравоохранения с начала эпидемии до сегодняшнего дня. Это еще не конечная сумма. TheMarker провел анализ расходов на текущий момент, чтобы выяснить, куда ушли столь большие деньги и где были совершены ошибки и упущения при расходовании этих средств.

Одна из самых крупных расходных статей (а, оглядываясь назад, можно сказать, что и самая провальная) – это закупка аппаратов искусственной вентиляции легких. Трудно забыть огромную панику, которая началась во время первой волны эпидемии из-за аппаратов ИВЛ, когда стало ясно, что их количество в Израиле недостаточно, если у нас появятся много тысяч тяжелобольных, как прогнозировали математические модели. Так пошли разговоры о необходимости многих тысяч ИВЛ одновременно, и для их приобретения подключили «Моссад», министерство обороны и всех, кто мог поговорить с кем-нибудь важным, чтобы закупить ИВЛ любых типов и уровней. В то же время началась паника вокруг покупки мониторов для аппаратов ИВЛ – это была еще одна большая статья расходов. Всего было приобретено около 14 тысяч аппаратов ИВЛ и еще 2 тысячи более простых приспособлений для вентиляции легких.

Сегодня мы намного умнее и лучше принимаем эту болезнь. Сегодня установлены некоторые простые факты: во-первых, ИВЛ не обязательно приносит пользу пациентам с коронавирусом, поэтому сегодня они применяются гораздо меньше. Во-вторых, число используемых аппаратов ИВЛ не превышает нескольких сотен даже на пике второй волны. Число пациентов, одновременно подключенных к аппаратам ИВЛ, не превышало у нас 255. И в-третьих, что не менее важно, проблема не в количестве аппаратов ИВЛ, а в специально подготовленном медперсонале, умеющим ими управлять. Без персонала аппараты ИВЛ – просто бесполезное железо со шлангами, которое никому не поможет.

Конечно, все мы умны задним числом. Сегодня у нас есть опыт восьми месяцев знакомства с болезнью, и шок, вызванный началом первой волны, уже прошел. Тем не менее, некоторые тревожные вопросы по-прежнему возникают по поводу закупок. Например, можно ли было вовремя отменить покупку хотя бы части аппаратов ИВЛ? Не было ли преувеличением приобретать ИВЛ в таком количестве, ведь изначально было понятно, что медперсонала на них не хватит?

«Боязнь перебоев в поставках лекарств»

В разгар первой волны, в апреле, возникла обеспокоенность по поводу растущей нехватки лекарственных препаратов для интенсивной терапии, искусственной вентиляции легких и анестезии. В письме министерства здравоохранения содержалась просьба ко всем больницам отменить все несрочные операции, чтобы не тратить запасы анестетиков: «Мы обеспокоены перебоями в поставках некоторых лекарств. Поэтому просим вас разумно и рачительно расходовать анестетики в целом, в том числе избегая их ненужного использования, например, в несрочных хирургических операциях, которые в настоящее время можно не производить».

Оглядываясь назад, можно сказать, что закупка лекарств оказалась успешной сверх всякой меры. В настоящее время на складах хранятся лекарства на сотни миллионов шекелей, что примерно в пять раз превышает годовое потребление всех наших отделений интенсивной терапии. При этом срок годности некоторых лекарств истекает в ближайшие месяцы. Лекарства от коронавируса распределялись по больницам, а препараты для анестезии и интенсивной терапии все еще находятся на складах у государства.

Все, что необходимо сделать – распределить их по больницам или продать в третьи страны, пускай по бросовой цене, иначе их просто придется выбросить. Минздрав об этом знает, но обсуждение этого вопроса откладывается отчасти из-за загруженности в связи с эпидемией. Недавно некоторые лекарства были предложены для продажи больницам по сниженной цене, чтобы реализовать хотя бы часть имеющихся запасов. Но это лишь очень небольшая часть лекарств, находящихся в распоряжении государства.

Ответ минздрава: «Гендиректор министерства здравоохранения посвятил этому вопросу несколько заседаний с участием экспертов и дал указание начать продажу лекарств, накопившихся сверх того, что может требоваться согласно стандартным сценариям. Многие лекарства закупались во время первой волны, когда существовала угроза их нехватки. К счастью, не все они понадобились, и теперь генеральный директор отдал приказ начать продажу лекарств, чтобы скорректировать запасы на складах в соответствии с прогнозами, учитывая дефицит некоторых из этих лекарств в других странах мира».

Вакцины закуплены – осталось их дождаться

Одна из самых крупных статей расходов — приобретение средств защиты для медперсонала и работников домов престарелых. На это потрачено 2,2 млрд шекелей. Еще одна огромная сумма – 2,3 млрд шекелей – была выделена больницам.

Из этой суммы 938 млн шекелей было выделено на строительство коронавирусных отделений – ремонт, расширение и оснащение обычных отделений в соответствии с требованиями пандемии. Стоимость переоборудования одного терапевтического отделения в коронавирусное составляет порядка 2 млн шекелей (около 50 тысяч шекелей за каждую койку). Здесь тоже мы перестраховались, потратив на это огромные деньги. Ведь исходили из сценария, когда понадобится одновременно 15 тысяч койко-мест в коронавирусных отделениях. Даже в самые тяжелые дни мы были очень далеки от этого показателя.

Однако важно помнить, что существует большой разрыв между выделенными бюджетами и суммами, которые больницы действительно получили. То, что было выделено около 1 млрд шекелей на строительство коронавирусных отделений, вовсе не означает, что больницы получили эти деньги. Тут другая система: больница получает небольшой аванс, а потом – только возврат расходов в соответствии с предоставленными платежными документами.

Было выделено около миллиарда шекелей на медперсонал, что включает такие статьи расходов, как дополнительные ставки и повышение зарплаты за сверхурочные смены. Дополнительные суммы были выделены на технологическое усовершенствование и покрытие непредвиденных расходов.

1,05 млрд шекелей было выделено для закупок будущих вакцин от коронавируса, когда они будут готовы и поставлены на массовое производство. Из этой суммы 406 млн шекелей уже было выплачено по трем соглашениям. Два соглашения – с компаниями Arcturus и Moderna, у каждой из них Израиль закупил миллион порций вакцины. И третье – Израиль присоединился к проекту COVAX Всемирной организации здравоохранения. В рамках этого проекта Израиль получит возможность провести вакцинацию около 20 процентов населения.

Растраты средств на содержание коронавирусных изоляторов в отелях

На что еще потратили большие деньги? Государство одобрило выделение 4,2 млрд шекелей на прерывание цепочек заражения. Только расширение тестирования, которое продолжается у нас каждый день, уже обошлось стране в 2,6 млрд шекелей, не считая лабораторного оборудования еще на 87 млн шекелей.

Интересный раздел касается изоляторов в отелях, руководство которых в последние месяцы подвергалось серьезной критике, в том числе за растраты. На данный момент на эти отели был выделен бюджет в сумме 827 млн шекелей. Один из высокопоставленных чиновников Службы тыла недавно заявил, что правила были изменены, так что в отели смогут поселиться только пациенты с положительным тестом. Раньше туда заселяли целые семьи, больные вместе со здоровыми, и так было до самого последнего времени. В результате заполняемость гостиниц за две недели резко упала – с 10 до 3 тысяч человек.

Государство выделило 113 млн шекелей на закупку серологических тестов, которые, как недавно установил госконтролер, были использованы плохо и весьма частично. На данный момент выделено еще 265 млн шекелей для оперативного штаба «Алон» Службы тыла. Несмотря на огромные средства, вложенные в прерывание цепочек заражения, очень сложно считать этот вопрос решенным. В отчете, опубликованном на этой неделе госконтролером за период с мая по август, показано, что эта система была парализована, не функционировала, страдала от острой нехватки кадров, работала устаревшими методами, с критическими опозданиями и отсутствием синхронной работы с другими системами, такими как ШАБАК и минппрос. Штаб «Алон», который начал работу в сентябре, до сих пор не вышел на полную мощность.

«Кубышки для короны» – это по определению одноразовые инвестиции на период эпидемии. Но огромные суммы, потраченные на систему здравоохранения, которая в обычных условиях никогда не получала столь щедрых бюджетных вливаний, конечно, вызывают удивление. Останется ли у здравоохранения хотя бы часть этих огромных инвестиций для обновления и улучшения всей системы в будущем? Хотя большая часть этих инвестиций – «скоропортящаяся», если иметь в виду зарплату, защитное оборудование, лекарства или тесты.

Рони Линдер, TheMarker. Ц.З. Фото: Роман Позен



Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Политика

партнеры

Реклама

Send this to a friend