Вопреки решению правительства: сотни жителей Ашкелона не получают зарплату

В течение последних двух месяцев Ашкелон удостоился сомнительной чести стать наиболее часто обстреливаемым городом Израиля. С начала войны по Ашкелону было выпушено более 1330 ракет и почти 200 из них упали в городской черте, причинив тяжкий ущерб жилым зданиям и промышленным предприятиям.

В связи с этим работающим на территории города предпринимателям положены компенсации за потерю доходов и расходы по выплате зарплат своим сотрудникам. Кроме того, Ашкелон был включен в список населенных пунктов, в которых работодатели за каждого эвакуированного работника получают компенсацию в размере 520 шекелей в день.

Ашкелон получает достойные компенсации, чего нельзя сказать о других городах, также подвергающихся ракетным обстрелам, хоть и не с той же частотой. Речь здесь идет, в первую очередь, о Беэр-Шеве и Ашдоде. Ашкелон был включен в список прифронтовых населенных пунктов еще в середине октября, и недавно это решение было продлено еще на полгода. В течение всего этого времени расположенные на территории города предприятия будут получать полные компенсации за понесенные ими потери, и, соответственно, должны будут продолжать выплачивать зарплаты своим сотрудникам, включая дни, когда им пришлось остаться дома по распоряжению Службы тыла или из-за закрытия школ и детских садов.

Выплата этих компенсаций призвана предотвратить массовый уход работников в неоплачиваемые отпуска. Тем не менее, сотни жители Ашкелона жалуются на то, что не получили октябрьские зарплаты, а многие из них – и ноябрьские.


Орна живет в южном городском квартале, примыкающем к кибуцу Зиким. В первый день войны она видела высадившихся на побережье боевиков ХАМАСа. Район, в котором расположен ее дом, подвергся массированным ракетным обстрелам. Орна работает в финансовой компании, владелец которой был призван в армию. Она до сих пор не получила зарплату за пропущенные рабочие дни.

«В первые недели войны офис компании вообще был закрыт, - рассказывает Орна. – Но и потом возобновить нормальную работу мне не удалось. У нас трое детей, а мужа призвали в армию. Через две недели работодатель сообщил, что нам заплатят за все пропущенные дни, и я получила 3000 шекелей». Вскоре Орна узнала, что, как жительнице Ашкелона, ей положена компенсация и за последующее время, и она сообщила об этом работодателю, приложив к своему письму инструкцию министерства труда.

Но больше денег она не получила. Более того, работодатель сообщил, что сотрудники, не являющиеся на работу, будут отправлены в неоплачиваемый отпуск. «Я не готова согласиться с этим, - говорит Орна. – Находясь в неоплачиваемом отпуске, я буду получать пособие по безработице в размере 70% от зарплаты. Но жителям Ашкелона положены стопроцентные компенсации. Почему я должна терять почти треть заработка? Но я до сих пор не знаю, получу ли ноябрьскую зарплату».

«Сотни работников не получают зарплаты»

После начала войны список прифронтовых населенных пунктов, жителям которым положены государственные компенсации, был значительно расширен. Соответствующие решения принимаются в соответствии с инструкциями Службы тыла относительно возможности продолжения работы в военных условиях. Очевидно, что большинство жителей городов, в которых школы и детские сады были закрыты, не могли являться на рабочие места. Это в полной мере относится и к постоянно обстреливаемому Ашкелону. Но, тем не менее, многие его жители до сих пор не получили октябрьские зарплаты.

«Ежедневно с этой проблемой ко мне обращаются сотни горожан, - рассказывает адвокат Тамар Кейдар, которая баллотируется на пост мэра Ашкелона. – В соответствии с принятыми решениями, они должны получать зарплаты в полном объеме, но многие работодатели задерживают выплаты. Это является нарушением закона. Но дело в том, что и сами работодатели оказались в крайне трудном положении – с начала войны прошло уже два месяца, но они до сих пор не получили компенсации от государства. Получается, что они должны платить деньги в надежде на их возврат. Но далеко не все располагают такими возможностями».

В результате многие предприниматели в Ашкелоне повели себя так же, как их коллеги в других городах. Чтобы компенсировать свои потери, они начали отправлять работников к неоплачиваемые отпуска и вычитать у них отпускные дни. Некоторые просто перестали платить зарплаты, ссылаясь на собственное затруднительное положение.

Эта проблема является общей практически для всей страны. Жители очень многих населенных пунктов не получили октябрьскую зарплату или получили ее частично. Но Ашкелон находится в особом положении. На этот город распространяются самые жесткие распоряжения Службы тыла. В отличие от других районов страны, в Ашкелоне и в ноябре не было отмечено возобновление деловой активности. Включение города в список прифронтовых населенных пунктов, призванное стимулировать предпринимателей к продолжению работы, не оказало заметного влияния на общую ситуацию.

Постановления правительства – отдельно, а реальность - отдельно

Получается, что постановления правительства существуют отдельно, а реальность – отдельно. Жительница Ашкелона Май – тоже мать троих детей, и она тоже не получила зарплату за пропущенные дни. Май работает в Кирьят-Малахи, на который ограничения Службы тыла не распространяются. Но ездить на работу она не может, поскольку ей нужно сидеть дома с детьми - в Ашкелоне школы и детские сады закрыты. Но работодатель сообщил Май, что за пропущенные дни зарплату она не получит.

Казалось бы, государство приняло меры для того, чтобы ничего подобного не происходило. Но между правительственными постановлениями и реальностью существует серьезный зазор. Предприятия, сотрудники которых не могут прибыть на работу вследствие эвакуации, имеют право на компенсации в размере 520 шекелей в день. Недавно это постановление было распространено и на жителей Ашкелона. Несмотря на то, что они не были эвакуированы, им все равно крайне затруднительно прибывать на рабочие места. Тем не менее, работодатель Май проигнорировал это решение.

Печальная история сотен жителей Ашкелона иллюстрирует глубину кризиса на израильском рынке труда. Несмотря на предлагаемые государством решения, многие работодатели продолжают действовать по-своему. «Когда Ашкелон включили в список прифронтовых городов, я немного успокоилась, - рассказывает Орна. – Но сейчас выясняется, что наши проблемы по-прежнему не решены. Это ужасно злит. Нам приходится выбивать из работодателей то, что положено нам по закону».

Ярден Бен-Галь Хиршхорн, TheMarker.Фото: Эрик Мармор

Метки:


Читайте также