«Военная алия»: что гонит евреев из России, но мешает устроиться в Израиле

 

Легче ругаться, чем попытаться понять: израильтян рассердили сведения о том, что каждый третий россиянин, репатриировавшийся после 24 февраля, вернулся обратно. Но «Детали» решили выяснить, в чем причина – и узнали, что беспокойство министерства абсорбции преувеличено.

Финансовые трудности – с обеих сторон

Елена Гурвич с мужем и двумя детьми прилетели в Израиль 24 марта. У них уже были визы на репатриацию, но они решили не дожидаться бесплатных билетов от Сохнута: «Причин отъезда было несколько: курс доллара добил бизнес мужа. А я преподаю в институте, и когда узнаю, что «такой-то факультет принял участие в выставке в поддержку воинов» – не могу и не хочу себя ощущать частью всего этого.

Но у нас есть обязательства перед арендодателем, это не дело одного дня. Муж вернулся в Москву освобождать квартиру, перевозить вещи – ведь мы прилетели с четырьмя чемоданами. Даже кота не сразу привезли, потому что не знали, где будем жить. Муж сейчас делает ему прививки, оформляет паспорт. Многие сначала репатриируются, находят жилье, и только потом едут за животными.

Кроме того, у нас были какие-то накопления. И муж продал машину. Раньше деньги можно было просто перевести, а сейчас кто-то должен в Москве этим заниматься. Есть же же лимит [на вывоз из России] – десять тысяч долларов. Так что, видимо, муж будет летать еще, пока не вывезет все наши деньги… Я не верю, что люди, которые не планировали отъезд годами, могут за один день переехать так, чтобы не осталось никаких дел».

Из разговоров в новыми репатриантами подтверждается, что одна из ключевых причин отъезда многих из Израиля – финансовая: многие репатрианты не успели или не смогли забрать свои сбережения. На сегодняшний день легальных способов вывести из России деньги несколько: разрешено физически вывезти с собой через границу до десяти тысяч долларов на человека, разрешены банковские переводы до десяти тысяч долларов в месяц – но израильские банки такие переводы принимают неохотно, нет гарантий, что перевод будет зачислен. Еще существует система денежных переводов «Золотая корона», но как долго она будет работать не известно.

Роман Р. [имя изменено] помогает друзьям и знакомым знакомых переводить деньги из России в Израиль через криптовалюту. Он согласился на условиях анонимности рассказать «Деталям», как действует эта схема – к слову, вполне легальная.

«Человек заводит электронный кошелек, и это для людей, которые никогда о таком не слышали, наверное, самая сложная часть всего процесса, – говорит он. – Есть такое понятие в крипте как «cтабкоин» (stablecoin) – валюты, которые привязаны к курсу доллара или евро. В этом вся суть, в ней нет никакой спекулятивности. Стабкоин, например USDT – это сам USD, только в цифровом виде, записанный на блокчейне. Есть несколько таких стабкоинов, USDT самый популярный.

Задача человека – собрать наличные и пойти в один из обменников, в который можно принести наличные деньги, чтобы их по курсу обменяли на USDT. Ты отдаешь некую сумму наличными, и затем на твоем кошельке появляется та же сумма, но в долларах. Эта часть для технически неподкованный людей сложная, и им надо помогать. Но как только это совершилось – деньги, по сути, выведены из России, они «живут» теперь в крипте. А в любой точке мира есть обратные обменники, их можно найти в интернете».

По словам Романа, стоимость такой операции плавающая, зависит от рынка, первая ее часть – комиссия за вывод в России, вторая — за перевод крипты в традиционную валюту в любой другой стране, в частности, в Израиле. И там, и там комиссия составляет 1-3%.

«Есть свои нюансы, миллионы тут не перетащишь, обменники с такими суммами не работают, – предупреждает Роман. – Это подходит для небольших семейных сбережений. Для обычных людей».

Внести эти деньги затем в израильский банк тоже нелегко, но это – другая история, нуждающаяся в отдельном описании. Банки боятся оказаться причастными к отмыванию капитала, потому «дуют на воду», требуя доказать происхождение средств. Иногда стоит прибегнуть к помощи адвокатов, способных быстрее провести эту процедуру.

Поспешный отъезд

Не представляется возможным подсчитать, сколько из уехавших обратно в Россию репатриантов намерены вернуться – но по нашим субъективным оценкам, таких людей большинство. Сейчас они пытаются завершить дела, продать в России имущество, вывезти деньги, забрать родных и животных. Но почему они выезжали так поспешно?

У Екатерины К. из Москвы были билеты от «Сохнута» на середину марта, но она с племянниками и их семьями экстренно прилетела 7 марта, а сейчас все они уже уехали из Израиля.

«Я на последние деньги купила билеты и улетела, потому что все боялись, что закроют границы. Но потом одна семья поехала [в Россию], чтобы дать ребенку доучиться в этом году – когда закончит, они вернутся. А другая семья уехала недели на две – продать квартиру, машину, все что есть, и уже возвращаются. А я сейчас в Молдове, как волонтер помогаю беженцам, и тоже возвращаюсь в Израиль через пару дней. С точки зрения статистики получается, что все мы уехали – но в нашем случае все планируют вернуться в Израиль».

Оппозиционные настроения послужили мотивом для отъезда семьи Зои Т. Они с мужем репатриировались 26 апреля в Ноф-А-Галиль.

«Мы с мужем настроены против Путина и против войны, выходили протестовать, когда это было возможно. Сейчас, поскольку мы евреи, хотелось бы платить налоги тому государству, которое защищает своих жителей и обладает какой-то честью. Нашему сыну 15 лет, я хочу чтобы он вырос на свободе, чтобы он гордился своей страной».

Зоя с мужем сейчас оформляют документы в Израиле, но в Москве остались их родители: «Им по 80 лет, они тоже имеют право на репатриацию, но им сложно проходить этот путь самим, их нужно привезти куда-то уже в готовое место. Поэтому мы планируем, когда получим документы, сразу лететь в Москву, чтобы продать машину и забрать родителей. Мы очень боимся за них, поэтому хочется сделать все очень быстро».

Многие россияне опасались закрытия границ, поэтому принимали решение быстро и не успевали забрать не только необходимые вещи, но и животных. Рассказывает Янна В.: «Мы боялись, что закроют границы, отрежут интернет, будут проводить чистки и начнется воспитание нового поколения. Быстро собрались и уехали. Мы находимся в Хайфе. Я прилетела с тремя детьми. Мы пока не получили статуса, а когда мы получим все документы, нам нужно будет вернуться в Москву, у меня осталось там еще двое детей. Они решили жениться, тоже планируют переезжать, но поскольку у них свежие браки, им придется подождать годик».

У Янны нет ощущения, что сейчас Россия может закрыть границы для израильтян: «Если у нас будут паспорта израильские, то мне должен будет открыт выезд. Я планирую закончить все дела и перебраться окончательно».

Израильский паспорт – не защита

По сей день жива опасная иллюзия, что израильский паспорт сможет защитить от проблем в России – если не отказаться от ее гражданства. Российский адвокат и правозащитник Леонид Соловьев объяснил «Деталям», почему на это не следует надеяться:

«Согласно федеральному закону РФ «О гражданстве», статья 6, гражданин Российской Федерации, имеющий также иное гражданство, рассматривается Российской Федерацией только как ее гражданин, за исключением определенных случаев. И приобретение гражданином Российской Федерации иного гражданства не влечет за собой прекращение российского гражданства. Иными словами, будь у него хоть сто гражданств, власти России видят его гражданином именно России. Отсюда вытекают и обязанности – служба в армии и прочее».

«Израиль не будет вмешиваться в судебную систему другой страны, – подтверждает израильский адвокат Рита Хайкин. – Израиль потом будет участвовать, когда человек уже сидит в тюрьме: навещать его, проверять… Но если человек приедет в Россию и нарушит какой-то закон, или будет много писать про Россию, даже имея израильский паспорт – он должен понимать, что с ним будут обращаться как с гражданином России, и Израиль никак не сможет вмешаться в эту ситуацию».

Конечно, у украинских евреев ситуация иная. Но это не означает, что кто-то из бегущих из обеих стран от войны достоин большей помощи от Израиля, а кто-то меньшей. Отмена бесплатных гостиниц для россиян с 1 мая делает невозможной экстренную эвакуацию многих из тех, кто не может себе позволить в ожидании оформления документов жить несколько недель за свой счет в одной из самых дорогих стран мира.

«Мы уехали в большой степени из идейных соображений, – делится своей историей Екатерина Зябко, – не хотим жить в фашистском государстве и "молчать в тряпочку", чтобы не угодить в тюрьму. Мы всегда были в оппозиции, а сейчас это опасно.

Мы хотим, чтобы дети жили в свободной стране, не боялись высказывать своего мнения.

В последнее время в Москве было жутковатое ощущение жизни в сюрреалистичном фильме. Мы сорвались и, все бросив, приехали 9 марта. Сняли квартиру, устроили детей в садик и школу. Живём сейчас в Хайфе, так как здесь есть знакомые. Потом, возможно, переедем.

Через месяц муж уехал закрывать дела: увольняться, продавать машину, сдать квартиру. А я с детьми осталась здесь».

Яэль Ильински, «Детали». Фото: Эмиль Сальман⊥

Метки:


Читайте также