Государство

Во сколько обходится Израилю жизнь, спасенная карантином?

В ходе правительственного совещания, посвященного введению новых ограничений, Минздрав заявил, что в течение ближайшего месяца каждый день 20 израильтян будут умирать от коронавируса. Биньямин Нетаниягу считает, что вскоре в Израиле будет 1.600 тяжело больных.

Это – прогнозы, а действительность такова: инфицированных – около 47 000 человек, умерших – около 400. Скептики утверждают, что принятые правительством драконовские меры совершенно неуместны, поскольку элементарный расчет показывает, что от коронавируса умирает лишь 0,1% инфицированных. С начала июля и по сегодняшний день доля положительных тестов находится в пределах от 4,6 до 7,7%, но даже если она вырастет до 10%, умрут «только» 0,2% всех инфицированных.

Так стоило ли огород городить? «Городить» - в почти буквальном смысле: стоило ли вводить столь жесткие ограничения, которые нанесли тяжелейший, беспрецедентный урон израильской экономике?

На заседании Национального института по изучении политики в области здравоохранения были приведены данные о том, во сколько обошлось Израилю спасение одного года жизни больных коронавирусом.

Выступивший на заседании профессор Цви Экштейн, декан бизнес-школы Междисциплинарного центра в Герцлии отметил, что карантин привел к потере 6% ВВП, и что стоимость одного года жизни, спасенного в результате введения такого карантина, составляет 860 тысяч шекелей. Это в два с половиной раза больше по сравнению с критерием, принимаемым в расчет при выделении ассигнований на корзину лекарств - 340 тысяч шекелей.

Профессор Иерусалимского университета Амир Шмуэли, возглавляющий Школу общественного здравоохранения в медицинском центре «Хадасса», заявил, что между медициной и экономикой всегда существую натянутые отношения, что напряжение еще более повысилось в период эпидемии, и что теперь можно ретроспективно проверить, сколько мы заплатили за каждый год жизни, сэкономленный в результате «схлопывания» экономики.

Шмуэли признал, что сделать точный расчет невозможно. По разным оценкам, карантин обошелся Израилю в сумму от 60 до 120 млрд. шекелей (5-10% ВВП). А вот сколько людей было спасено от смерти благодаря карантину решительно неизвестно. Например, по мнению профессора Эли Ваксмана из Института Вейцмана, их число находится в пределах от 10 до 25 тысяч человек, но есть и специалисты, считающие, что количество спасенных жизней не превышает и 1.000.

Как известно, заявил Шмуэли, средний возраст умерших от коронавируса, составляет 82 года, а это значит, что спасение одной жизни позволило отсрочить смерть на 8 лет. Если принять в расчет мнение тех, кто утверждает, что спасти за счет карантина удалось всего 1.000 человек, то каждый дополнительный год жизни обошелся Израилю в 7,5-15 млн. шекелей.

Готовность общества платить за спасенные годы жизни никогда не указывается явно, но ее все же можно оценить, воспользовавшись источниками данных из других хозяйственных сфер. В директивах по оценке эффективности транспортных проектов, например, год человеческой жизни оценивается в 140 тысяч шекелей. Это сопоставимо с годом жизни, спасенным карантином, только в том случае, если спасти удалось порядка 30.000 жизней.

«Можно утверждать, что мы установили новый стандарт готовности платить за жизнь, который неизмеримо выше, чем тот, к которому мы привыкли, - заявил профессор Шмуэли. – Это, среди прочего означает, что следует быть готовыми к претензиям больных в отношении корзины лекарств. Они будут утверждать, что подвергаются дискриминации, поскольку на спасение жизней от смерти в результате эпидемии коронавируса государство потратило гораздо больше».

Шведская модель

Чтобы оценить, сколько жизней было спасено благодаря введению карантина, можно воспользоваться примером Швеции. Как известно, шведское правительство не вводило почти никаких ограничений. Результат таков: в стране с численностью населения примерно такой же, как в Израиле, на сегодняшний день, по данным ВОЗ, зарегистрировано 5.593 смерти от коронавируса. Исходя из этих данных, с известной натяжкой можно утверждать, что введение карантина в Израиле позволило спасти около 5 тысяч жизней, а каждый спасенный год жизни обошелся примерно в 2 млн. шекелей.

Кстати, о Швеции. Можно было бы ожидать, что по крайней мере шведская экономика выиграет от решения воздержаться от карантина. Но, похоже, это не так. 1 июля центробанк Швеции опубликовал свой новый прогноз, в соответствии с которым ВВП страны в этом году снизится на 4,5% вместо предполагавшегося предыдущим, февральским прогнозом, роста на 1,3%. Уровень безработицы уже в мае подскочил до 9% (в марте – 7,1%).

Это примерно соответствует ущербу, нанесенному экономике Дании, где, по прогнозу центробанка, ВВП в 2020 году снизится на 4,1%. И это при том, что число погибших от вируса датчан чуть ли не на порядок ниже – 610 человек. Иными словами, Швеция, похоже, ничего не выиграла в экономическом плане, расплатившись одним из самых высоких показателей смертности от коронавируса.

Разумеется, во многом «виноваты» другие страны. Применительно к экономике национальные границы не останавливают распространение коронавируса. Швеция отличается повышенными объемами международной торговли, и несмотря на решение правительства разрешить свободное функционирование отечественной экономики, многие шведские предприятия оказались в тех же условиях, что и во всем мире.

Главная же, возможно, причина заключается в том, что шведы, так же, как и жители других стран, страшатся подхватить инфекцию. Принятые правительством меры оказались недостаточными, чтобы предотвратить повышенную смертность, но и их вполне хватило, чтобы вызвать снижение деловой активности. Это означает, что проще всего указывать на карантин, как на причину экономического ущерба, в то время как виновник – эпидемия. Именно она разрушила бизнесы в большинстве стран и заставила людей избегать торговых центров и ресторанов, независимо от официальной политики.

Александр Казин, НЭП. Фото: Рами Шелуш



Реклама


Партнёры

Загрузка…

Политика

Реклама

партнеры

Send this to a friend