Интервью

В Технионе разработана модель распространения коронавируса

К разработке этой модели на кафедре прикладной математики хайфского Техниона приступили еще в феврале, определив на ее основе несколько сценариев развития событий и, соответственно, мер, которые необходимо принять для эффективной борьбы с эпидемией. Кроме руководителя проекта профессора Нира Гавиша в работе приняли участие профессор Омри Барак и доктор Лидия Перес. В интервью НЭП Нир Гавиш объясняет, в чем заключается проблематичность таких моделей, и как их, эти модели, следует использовать.

– Еще во время отладки модели Вы начали вести блог с разъяснением основных особенностей симулятора, но последняя запись в этом блоге датируется июнем. Почему? Позволю себе предположить, что Вы разочарованы откликами на вашу работу.

– Тому есть несколько причин, и одна из них – названная Вами. Когда работа над моделью была завершена, мы продемонстрировали ее в нескольких ведомствах, уполномоченных бороться с эпидемией, ознакомившиеся с моделью выказали заинтересованность, на дальше этого дело не пошло.

– Может быть, дело в том, что подобные модели уже разрабатывались, но сделанные на их основе прогнозы не сбывались?

– Наши – сбываются, но дело не в этом. Такие модели призваны не прогнозировать развитие ситуации, а оценивать ряд основных сценариев и отвечать на вопрос «Что будет, если?» Достаточно внести незначительное изменение в один из параметров, и картина решительно меняется.

– Правительство часто критикуют за непоследовательность, но ведь с самого начала было обещано, что руководство страны будет оперативно реагировать на динамично изменяющуюся ситуацию.

– Так происходит и с нашей моделью. Стоит подставить в формулы новые данные, и результатом будут экспоненциальные темпы изменений. Наша модель-симулятор не дает исчерпывающих ответов на все вопросы, но позволяет лицам, принимающим решения, оценить различные варианты в соответствии с ожидаемыми последствиями, в том числе – с экономическими издержками каждого решения.

– Давайте попробуем внести в Вашу модель еще один фактор «возмущения» – человеческий фактор: предположим, что не все соблюдают предписанные минздравом рекомендации и запреты.

– Вы опоздали: мы это уже сделали, и результаты – впечатляющие. Выяснилось, например, что если показатели «неповиновения» карантинным мероприятиям снизятся всего на 10%, это будет аналогично эффективности полной 4-месячной изоляции всех жителей Израиля старше 70 лет. Более того, тщательное соблюдение правил карантина (все те же 10%) были бы гораздо эффективнее, чем закрытие школ.

Светофор в конце туннеля

– Насколько полезен для борьбы с эпидемией введенный несколько дней назад карантин?

– В долгосрочной перспективе карантин бесполезен. Как только он будет отменен, показатели заболеваемости вновь начнут расти. Зато в краткосрочной перспективе он эффективен. Ведь его цель – сгладить кривую заболеваемости, сбить темпы роста числа тяжелобольных. В противном случае система здравоохранения действительно пойдет в разнос. Достаточно скоро мы увидим, что «желтые» города, может быть, даже часть «оранжевых» становятся «зелеными». А вот «красные» города так и останутся «красными», и тут придется вернуться к программе «Светофор» профессора Рони Гамзу и вводить карантин там, где зафиксирована новая вспышка эпидемии.

– Значит, программа «Светофор» эффективна?

– Да, конечно. Точнее говоря, была бы эффективна - если бы ее ввели месяц тому назад. Сегодня уже поздно.

– Так что, нам так и придется жить – от карантина до светофора?

– Боюсь, что да, по крайней мере, до появления действенной и общедоступной вакцины.

– А что, если в обозримой перспективе этого не произойдет?

– Тогда, в соответствии с нашей моделью, в Израиле от коронавируса погибнут в общей сложности около 6000 человек.

Александр Казин, НЭП. На снимке Нир Гавиш. Фото предоставлено пресс-службой Техниона˜



Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Политика

партнеры

Реклама

Send this to a friend