В Израиле готовятся повысить налоги и сократить льготы

Откуда взялось утверждение, что оборонный бюджет должен вырасти на 1%-1.5% ВВПв год, примерно – причем на постоянной основе? Никто не знает, хотя речь идет о, примерно, 20 млрд шекелей в год. Сейчас, когда идет война, и невозможно сейчас точно оценить, в чем именно будут нуждаться вооруженные силы после нее.

Предположительно, премьер-министр Биньямин Нетаниягу вбросил такую цифру «в народ» просто так, без какой-либо предварительной проработки, а просто в очередной попытке освежить свой потрепанный имидж «мистера безопасность». И все тут же стали ориентироваться на его оценку. Хотя даже не ясно, что именно имеется в виду добавлять к оборонному бюджету: определенный процент от ВВП или конкретно 20 млрд шекелей в год? Второе проще, потому что тогда с годами процент уменьшится.

Так или иначе, и минфин, и Банк Израиля, и министерство обороны, и вся экономическая система Израиля готовятся к тому дню, с которого вступит в силу правило о регулярном увеличении оборонных расходов. День этот наступит, возможно, в 2025 году. Ежегодное увеличение на 20 млрд на постоянной основе – резкое, и последствия его будут тяжелы. Это уже не единоразовые расходы на войну, даже если они достигнут 160 млрд шекелей (как сейчас прогнозирует Банк Израиля, или 190 млрд, как прогнозирует минфин). С разовым шоком экономика Израиля способна справляться, а постоянное изменение - это уже проблема.

Это – разворот в противоположную сторону от тенденции, существующей с 2000-х годов, когда доля расходов на оборону снижалась, как и долговые выплаты, а траты на гражданские нужды росли, одновременно с уменьшением налогового бремени. Эти четыре фактора, наряду с ростом сектора высоких технологий, обеспечили резкий рост уровня жизни. Но все это (кроме хайтека) сейчас переворачивают с ног на голову. Расход на оборону увеличат, выплаты процентов по обязательствам тоже, как ожидается, возрастут из-за увеличившегося кредитного риска и увеличения долга. Столь резкий скачок расходов потребует от властей Израиля пойти на одну из трех мер (все три плохие), или их комбинацию:


  • сократить расходы на гражданские нужды
  • повысить налоги
  • поднять уровни бюджетного дефицита и госдолга,

что замедлит экономический рост и повысит риск финансового кризиса. Экономисты надеются, что правительство не выберет третий вариант, который они считают наихудшим. Но и первые два нанесут серьезный ущерб благосостоянию.

Бюджет 2024 года хотят сократить на 10 млрд шекелей, причем на постоянной основе. Это сокращение компенсирует половину роста расходов на оборону. Другую половину, если не найдется иного выхода, соберут за счет повышения налогов. Уже сейчас в минфине создают комплексный план повышения налоговых поступлений. Даже если повышения не произойдет в 2024-м из-за опасений нанести еще больший вред экономике, уже пострадавшей, то в 2025 году оно станет неизбежным.

Обсуждается сейчас и изменение ставок подоходного налога (включая налог на компании), и повышение НДС. Обратная сторона этой медали в том, что любой налог на компании, доходы и капитал препятствует инвестициям и снижают темп экономического роста. Причем в налоговом управлении могут принять решение поднять подоходный налог по всем уровням доходов, а не только для верхних децилей, с которых уже сейчас берут относительно много, если сравнивать с другими странами мира.

Однако распространено мнение, что предпочтительным вариантом станет не это, а повышение НДС. Хотя это ударит особенно сильно по слабым слоям населения, такое решение легче провести, оно не бьет по стимулам для ведения бизнеса и работы. В минфине увеличение НДС считают «наименьшим злом».

Но еще раньше минфин попробует уменьшить налоговые льготы. Придется положить конец субсидированию налогообложения топлива. Будут пересмотрены налоги на уголь, на подслащенные напитки, на одноразовую посуду, на личный транспорт и на пробки. Некоторые льготы, конечно, останутся: например, политически невозможно будет отменить освобождение от НДС для Эйлата или в торговле овощами и фруктами. Но уменьшение или отмена льгот по НДС для Netflix, для личного импорта в Израиль, послаблений для фондов повышения квалификации, закон о стимулировании инвестиций, ликвидация льготных баллов для работающих родителей – все это будет обсуждаться. Могут быть уменьшена необлагаемая часть пенсионных программ, снижены налоговые льготы на недвижимость, и пр.

Теоретически, есть и другой вариант: проведение структурных реформ, которые бы ускорили развитие экономики, за счет сборы выросли бы и компенсировали затраты на оборонные нужды. Но для этого нужен сильный министр финансов – как Биньямин Нетаниягу в 2023 году, и сильный премьер-министр, который позволил бы ему действовать в этом направлении – как Ариэль Шарон. Но ни того, ни другого сегодня не существует.

Мейрав Арлозоров, TheMarker. Фото: Моти Мильрод

Метки:


Читайте также