В госказне накопились излишки, и это плохо для нас всех

Накануне любой избирательной кампании приходится опасаться «предвыборной экономики», то есть того, что политики начнут разбрасываться деньгами в угоду электорату. В настоящее время эта опасность сильнее, чем всегда, и по самой простой причине: в государственной казне есть, по крайней мере, на первый взгляд, много «излишков», которые можно раздать, чтобы потрафить избирателям.

«Мы не коллекционируем шекели и не прячем их под матрасом, – заявил министр финансов Авигдор Либерман, поясняя, что вскоре намерен одарить израильтян льготами. А потом он, возможно, просто оговорился и добавил: Мне говорят... что, вы хотите оставить Нетаниягу полную казну?»

Правда ли, что ли в казне есть излишки? Ответ – нет, неправда. 2022 год тоже почти наверняка закончится с бюджетным дефицитом – доходы государства будут ниже его расходов. Согласно прогнозу министерства финансов, дефицит составит около 1% ВВП, или чуть более 16 млрд шекелей. И хотя это гораздо ниже целевого показателя в 3,9%, речь все равно идет о дефиците, а не о профиците.

Но это прогноз на весь год, а пока, с января по май, государственные доходы превысили расходы на 33 млрд шекелей, и по итогам последних 12 месяцев бюджетный дефицит практически обнулился. Такого в Израиле не было с 2008 года.

Почему так получилось? Прежде всего, потому что доходы превзошли самые оптимистичные ожидания. При разработке государственного бюджета прогнозировались доходы на сумму 397 млрд шекелей, но более половины этой суммы поступило в государственную казну уже к концу мая.

Налоговые поступления за первые пять месяцев текущего года подскочили на 22% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Столь резкий рост поступлений объясняется бумом и на квартирном, и на финансовых рынках. Однако, как предупредила главный экономист минфина Шира Гринберг, есть опасения, что биржевой обвал, наблюдаемый в последние месяцы и замедление на рынке недвижимости приведут к уменьшению госдоходов.

Но дело не только в повышенных доходах. Ниже запланированных оказались и расходы. Иными словами, государство потратило меньше, чем планировалось. Во время разработки бюджета предполагалось, что государственные расходы составят 425 млрд шекелей, не считая 16 миллиардов, выделенных на борьбу с последствиями эпидемии коронавируса.

Однако на конец мая правительство потратило всего 169,7 млрд шекелей по сравнению с ожидаемыми расходами в 188 миллиардов. Это означает, что «гражданские» министерства (не оборонные ведомства, они как раз увеличили расходы на 4,5%), не смогли освоить с начала года почти 20 млрд шекелей, выделенные на общественные нужды.

Все было бы поправимо, если бы не выборы

Месяц на месяц не приходится, обычно министерства увеличивают свои расходы ближе к концу года и увеличивают столь существенно, что минфину приходится повышать целевой показатель бюджетного дефицита и изыскивать средства для финансирования дополнительных расходов.

Вполне возможно, что министерства и ведомства еще не раскачались после эпидемии. Возможно также, что дело в двухлетней пролонгации старого бюджета, который не предусматривал масштабных ассигнований на новые планы, и министерства не успели освоиться и привыкнуть к новой реальности – к работе в условиях утвержденного бюджета.

Еще неделю тому назад можно было рассчитывать на то, что до конца года министерства освоят все выделенные им средства, потратив их на общественные нужды. Но объявление досрочных выборов подрывает эту надежду. После этого объявления министерства вынуждены проводить сдержанную финансовую политику. Хотя им разрешено продолжать выделять деньги на реализацию уже сформулированных планов, никто не станет инициировать новые планы, предусматривающие существенные бюджетные расходы.

Именно сейчас, перед выборами, сложившейся ситуацией могут воспользоваться политики, перенаправив средства на популистские цели или приняв меры, которые сократят госдоходы в будущем, пример – снижение акциза на бензин и другие налоговые льготы.

Нати Тукер, TheMarker. Фото: Эмиль Сальман⊥

 

Метки:


Читайте также