Уж лучше ненужный министр, чем озлобленный депутат

Можно уже прекратить плакать и возмущаться тем, что в Израиле слишком много министров, часть из которых возглавляют ненужные министерства и почти не имеют полномочий. На деле этот цирк дает правительству возможность работать. А с учетом качеств местных политиков это наименее расточительное из возможных решений. Один пункт бюджета, спрятанный где-нибудь на полях 26-й страницы подписываемых коалиционных соглашений, может обойтись экономике в миллиарды шекелей – но мы продолжаем, как собаки Павлова, реагировать не на это, а на появление очередного главы смешного министерства и думать, будто именно в этом в первую очередь проявляется политическая коррупция!

Наша жизнь – не утопия. В реальности общественное благо – не единственное, что движет политиками. Природа человека – в его желании оказывать влияние или хотя бы обрести титул. Формирование правительства похоже на создание фабрики по производству джанк-фуда: пусть это не самая здоровая еда, но нужно прокормить как больше ртов, чтобы правительство обрело возможность работать. Правительства не разбухают просто так, и, пока избранники не готовы вести себя более смиренно, это неизбежное зло.

По данным министерства финансов, каждый министр обходится бюджету в 6,5 миллиона шекелей в год, заместитель министра – в 2,2 миллиона. Эти деньги идут на содержание их советников, директоров, руководителей канцелярий, водителей и прочие ненужные расходы.

Но оставить депутата, который считает себя ущемленным, без портфеля – вот что действительно болезненно. Ущерб, который он способен нанести, огромен. Так что иногда лучше уж дать ему целый автопарк при условии, что он займется своими делами и обеспечит «оперативную тишину», то есть даст кабинету работать. Менее 10 миллионов шекелей за два лишних рта – иногда это дешево и выгодно, как «торговое мероприятие» в политической «черной пятнице». Тогда как, для сравнения, одна лишь двухнедельная задержка в принятии закона о метро обойдется стране в сумму, перекрывающую расходы на несколько министерств (и еще останется сдача на «укрепление сообществ» и «повышение статусов»).


В последние годы члены кнессета от всех партий соучаствовали в создании раздутых и расточительных правительств. За исключением «Объединенного списка», который тоже этим не возмущался. Всем ясно, что эликсир жизни правительства – в удовлетворении желаний его членов. Более того: все последние годы правительства контролируют кнессет, рядовым депутатам сложно что-то сделать, и это увеличивает их тягу к министерским постам.

В таких условиях приходится искать альтернативные решения. Любой, кто когда-то работал в правительственном министерстве, скажет, что лучше уж наплодить еще пятерых министров без зон ответственности, нежели создавать новые министерства, отрывая от других части их полномочий и разрывая связи между ними, путая всю систему и учреждая ставки и должности. Если уж на то пошло, лучше вернуть прежний институт «министров без портфеля». Партия «Еш атид» гордится тем, что отменила его, но альтернативой стали не рядовые депутаты, но министры с портфелями, причем все равно какими. Так в нашей жизни и появились министерства, названия которые будто придуманы Эфраимом Кишоном, и вреда от них больше, чем от былых «министров без портфелей».

Наличие министров, в которых нет надобности, в любом случае не повод для гордости. Они получают за общественный счет автомобили, ставки советников и спичрайтеров, различные бюджеты. Это коррупция – узаконенная и регулируемая. Но здесь включается и другой естественный механизм: они заодно получат свою долю конфуза и насмешек со стороны общества. И это – заслуженно, и это – правильно. Но также это не кошмар и не разрушение демократии. По крайней мере не более того, к чему мы привыкли за время действия последних кабинетов.

Акива Новик, «ХаАрец». Фото: Охад Цвигенберг √

Метки:


Читайте также