«Утечка мозгов» из России: куда едут хайтек-специалисты?

Россию в апреле могут покинуть 70-100 тысяч человек в рамках «второй волны» эмиграции специалистов в области хайтека в дополнение к десяткам тысяч человек, которые уехали с начала вторжения России в Украину. Такой прогноз дали в Российской ассоциации электронных коммуникаций (РАЭК).

«Первая волна – 50-70 тысяч человек – уехали уже. Сдерживает вторую волну только то, что там дорогие билеты, жилье выросло, русских никто не ждет и нет финансовой связности, невозможно транзакции проводить, – сказал глава РАЭК Сергей Плуготаренко на заседании «Развитие IT-отрасли в условиях санкций» в Госдуме. – Но вторая волна точно будет, по нашему прогнозу, от 70 тысяч до 100 тысяч человек в апреле уедут. Это только айтишники».

РАЭК констатирует факт настолько очевидный, что даже российские власти не могут его отрицать: из России уезжают молодые специалисты, ориентированные на внешний мир, которые были частью глобальной экономики и не могут продолжать работать в России, как прежде, из-за санкций Запада и ограничений, введенных российским правительством. Это десятки тысяч молодых профессионалов, владеющих иностранными языками, в большинстве своем из крупных городов, которые могут работать удаленно практически из любого места.

Среди тех, кто бежал из России, есть и блогеры, журналисты или активисты, которые опасались ареста в соответствии с новым драконовским законом страны, который делает преступлением даже употребление слова «война» в связи с Украиной.

Многие из них пытаются обосноваться в Армении. Для переезда сюда россиянам не нужен загранпаспорт, русский язык широко распространен, и, кроме того, это одна из немногих стран, где принимают российскую карту «Мир», которая осталась практически единственным доступным им средством оплаты после ухода в российского рынка Visa, Mastercard и PayPal.

До начала войны, по данным официальных лиц, в Армении правом на работу обладали всего 3-4 тысячи россиян. Но в течение двух недель после вторжения в эту маленькую страну почти каждый день прибывало по меньшей мере столько же. Для тысяч из них Ереван был перевалочным пунктом на пути в другие страны, например в Грузию и Турцию, но, по словам правительственных чиновников Армении, в стране осталось около 20 тысяч человек.

Большинство из тех, кто приехал в Армению, работают в сфере информационных технологий и других отраслях, которые зависят от беспрепятственного доступа в интернет и международных банковских связей, сказал «Нью-Йорк таймс» министр экономики страны Ваан Керобян.

Скорость и масштаб исхода свидетельствуют о сейсмическом сдвиге, который вторжение вызвало внутри России. Хотя до вторжения в Украину страна была далека от идеалов свободы слова, она все же оставалась местом, где люди могли относительно беспрепятственно путешествовать за границу и имели доступ к интернету, который давал платформу независимым СМИ, процветающей технологической индустрии и культуре мирового класса. После 24 февраля ситуация стремительно изменилась к худшему.

«Молодые люди, которые хотят путешествовать за границу, которые хотят строить свою жизнь, покупать потребительские товары и вести образ жизни среднего класса, – это те, кто оказался в наибольшей маргинализации из-за решения Путина о вторжении, – считает Ян Гарнер, историк, изучающий российскую пропаганду военного времени. – И это те же люди, которые с большей вероятностью поддержат антивоенное движение».

Сам Путин приветствует тот факт, что так много тех, кто не согласен с его действиями, покинули страну, называя это «очищением» общества. «Российский народ всегда сможет отличить истинных патриотов от подонков и предателей и просто выплюнет их, как случайно залетевшую в рот мошку, выплюнет на панель, – заявил он в недавней пламенной речи. – Убежден, такое естественное и необходимое самоочищение общества только укрепит нашу страну, нашу солидарность, сплоченность и готовность ответить на любые вызовы».

Хотя потеря политически активных молодых людей может облегчить Кремлю контроль над Россией, утечка мозгов также сведет на нет значительную часть прогресса, достигнутого в таких жизненно важных отраслях, как технологии. Премьер-министр Михаил Мишустин, который сам ранее выступал за развитие сферы высоких технологий как ответа на экономическую стагнацию, предложил специалистам в этой области льготные ипотечные кредиты и ввел налоговые льготы для компаний, которые остаются в России. Несмотря на это, удержать в стране высокомобильных работников с востребованными навыками оказывается непросто.

Александра Аппельберг, «Детали». Фото: Офер Вакнин

Метки:


Читайте также