Урок испанки: не расслабляться под конец

Большинство хроник, повествующих об эпидемии испанки – тяжелого вирусного гриппа 1918 года, унесшей жизни не менее 50 миллионов человек во всем мире, утверждают: она закончилась летом 1919 года, когда стихла третья волна.

Однако вирус продолжал убивать. Вариант, появившийся в 1920 году, был достаточно смертоносным, чтобы считаться четвертой волной. В нескольких городах, включая Детройт, Милуоки, Миннеаполис и Канзас-Сити, было больше смертей, чем во время второй волны, которая была причиной большинства смертей от эпидемии в Соединенных Штатах. Это произошло даже несмотря на то, что население США уже обладало коллективным естественным иммунитетом от вируса - после двух лет эпидемии и нескольких волн заражения, поэтому третья волна была менее смертоносной.

Почти все города США ввели карантинные ограничения во время второй, самой суровой волны испанки, пик которой пришелся на осень 1918 г. Потом пришла зима 2019, а с ней третья волна, менее смертоносная, и ряд городов вновь ввели ограничения. Но в 1920 году ни один город не откликнулся, и эпидемиологических мер уже не было. Многие люди и газеты призывали к осторожности, но ничего не произошло. Все закрыли глаза на четвертую волну, и так же поступили историки. В 1921 году вирус мутировал в сторону меньшей летальности, превратившись в обычный эндемик - обычный сезонный грипп. И мир уже давно забыл о нем.

Мы не должны повторять эту ошибку.

Правда, поводов для оптимизма у нас сейчас много. Число случаев заболевания «омикроном» в США снизилось. Почти все население переболело или было вакцинировано, и коллективный иммунитет укрепился. «Омикрон» вызывает заражение исключительно в верхних дыхательных путях, что делает его более заразным, но зато он меньше поражает легкие, в отличие от предшествовавших ему штаммов.

Вполне возможно, что летальность вируса будет продолжать снижаться на фоне улучшенного иммунного ответа. Существует теория, что тяжелая эпидемия гриппа 1889 – 1892 годов была вызвана короновирусом типа ОС43, который сейчас вызывает обычную простуду.

Но все это делает нас слишком самоуверенными и беспечными. После двух лет мы стали равнодушными ко всему происходящему, нам лень соблюдать карантинные ограничения. И это очень опасно.

Признаки этой усталости — или чрезмерной надежды на скорый конец пандемии мы можем наблюдать повсюду. Уже привито более 70% взрослого населения, но рост вакцинации остановился. Только 44 процента поставили себе бустерную дозу прививки, помогающую предотвратить серьезное заболевание. Хотя большинство из нас, особенно старшее поколение, хотят, чтобы школы оставались открытыми. При том что только 20 процентов детей в возрасте от 5 до 11 лет прошли полную вакцинацию. Как и в 1920 году, люди уже устали от карантинных мер.

Тем самым мы капитулируем перед вирусом. Хотя «омикрон», на первый взгляд, менее опасен, средний ежедневный показатель смертности в течение последних семи дней в США стал выше, чем на пике волны «дельты» в конце сентября.

Но самое неприятное, у нас нет гарантии, что пандемия идет к своему завершению. Хотя есть определенная вероятность того, что будущие варианты будут еще менее опасными, чем «омикрон», но мутации — вещь случайная. Могут появиться варианты, которые начнут обходить наш иммунитет и станут как раз таки более опасными.

Так было не только в 1920 году, когда вирус 1918 года угас, но и в 1957, 1968 и 2009 годах — в распространявшихся тогда эпидемиях гриппа. В 1960 г. в США, после того как большая часть населения переболела или вакцинировалась, появился новый вариант вируса, вызывавший большую смертность. Во вспышке в 1968 г. в Европе самая больше смертность отмечалась на второй год эпидемии.

Во время пандемии гриппа 2009 года продолжали возникать разные варианты и в следующем году, но общественность больше не обращала на них внимания. В первый год органы здравоохранения действовали энергично и предоставляли информацию. Не было локдаунов. На второй год власти сняли все ограничения, поэтому подскочило число смертей и больных в реанимации. В их числе было немало здоровых и молодых людей.

Эти прецеденты должны нас беспокоить. Вакцины, новый препарат «Паксловид» и другие лекарства могут положить конец эпидемии, когда станут доступными миллиарды доз, и если вирус не выработает к ним резистентность. Но до конца еще далеко. Ближайшее будущее зависит от вируса и наших действий: вакцинации, ношения масок, проветривания помещений, противовирусных препаратов, социальной дистанции и избегания массовых скоплений людей. Мы, как общество и как отдельные лица, не должны пока отказываться от этих средств. Мы должны действовать.

Джон М. Барри — научный сотрудник Школы общественного здравоохранения и тропической медицины Тулейнского университета и автор книги «Великий грипп: история самой смертоносной пандемии в истории» (The Great Influenza : The Epic Story of the Deadliest Plague in History).

Джон М. Барри, TheMarker, Ц.З. Фото: Pixabay

Оригинал: The New York Times

 

Метки:


Читайте также