Унижения в школе: цена, которую платят за войну дети репатриантов из России

А., восьмиклассница из Петах-Тиквы, слышит о российском вторжении в Украину на каждом уроке обществоведения и истории. Так продолжается уже почти две недели. На одном из уроков речь зашла о том, что президент России Владимир Путин «хочет завоевывать и убивать». А., большинство родственников которых живут в одной из сепаратистских республик Донбасса, задала вопрос: может быть, все сложнее, чем кажется? Ее одноклассники залились хохотом, и она вышла из класса в слезах.

Подобные ощущения приходится переживать и другим школьникам, приехавшим в Израиль из России. Ощущение, что они не такие, как все, только усилилось после того, как война стала главной темой всех разговоров. Вечерами эти подростки вместе с родителями слушают российские новости, в которых западные СМИ обвиняются в искаженной подаче информации, а Путин предстает с самой положительной стороны. Утром они слышат от своих одноклассников прямо противоположное. Когда они пытаются рассказать об услышанном дома, никто не воспринимает их всерьез, и они не понимают, почему.

Дело не заканчивается одними колкостями и обидными словами. Источник в системе просвещения сообщает, что по крайней мере в двух школах и в интернате, где учатся подростки из России и Украины, споры о войне переросли в драки.

Классная руководительница разрешила А. выходить из класса всякий раз, когда речь заходит о войне. «Мама и папа слушают новости и на иврите, и по-русски, - рассказывает девочка. – Они говорят, что можно по-разному трактовать слова Путина. Но, когда я сказала об этом на уроке, учитель не обратил на меня никакого внимания и продолжил гнуть свою линию. Одноклассники и так не принимают меня в свои компании, и я не хочу спорить с ними. Они считают, что злодей Путин просто так, ни с того ни с сего начал бомбить Украину».

В школах, где есть много учеников из России и Украины, споры о войне напоминают конфликт между футбольными болельщиками. «Ты за кого?» - спрашивают школьники друг друга, и в соответствии с ответами, разделяются на две группы – одна за Путина, другая за Зеленского. «Все участники чата WhatsApp в классе моей дочери написали, кого они поддерживают, - рассказывает мать восьмиклассницы из Ришон-ле-Циона. – На следующий день учительница английского языка начала рассказывать им об актуальных событиях и о войне в Украине. Началось голосование, кто за кого, и только моя дочь проголосовала за Россию. Учительница и одноклассники обрушились на нее с обвинениями. Она сказала, что никогда еще не чувствовала себя такой изолированной. Ей говорят, что она дура. Дочь спросила меня, почему Путина называют Гитлером и сказала, что больше не хочет ходить в школу».

Женщина позвонила классной руководительнице своей дочери, чтобы прояснить ситуацию. В ответ она услышала, что «в демократической стране каждый учитель имеет право выражать свое мнение». Тогда мать школьницы обратилась в городское управление просвещения, однако ее письмо осталось без ответа.

«Меня пригласили на разговор в школу и рассказали, что дискуссия о войне, со слов одноклассников дочери, проходила в атмосфере взаимоуважения, - рассказывает она. – Потом признали, что, возможно, это было не совсем так, но возникшую перепалку быстро прекратили, и она вообще не имела никакого отношения к моей дочери».

По словам женщины, ее младшая дочь, которая учится в начальной школе, в последние полторы недели тоже сталкивается с затруднительными ситуациями. «Во время одного из уроков она начала плакать, - говорит мать. – Возвратившись из школы, дочь рассказала мне: все знают, что она русская и сказали ей, что она нехорошая, потому президент ее матери убивает детей и стариков».

Министерство просвещения начало заниматься этой проблемой сразу же после начала российского вторжения в Украину. 25 февраля всем педагогическим коллективам было разослано письмо, в котором содержалось указание «тщательно взвешивать рассмотрение чувствительной проблемы». Министерство обращалось к учителям с просьбой вести со школьниками «открытый и поддерживающий их диалог и проявить чуткость по отношению к школьникам, лично связанным с конфликтом – заранее проверить, готовы ли они говорить со своими одноклассниками на трудную тему».

Однако не все учителя смогли достойно справиться с этой ситуацией. Обсуждение сложной темы, выходящей за рамки учебной программы, с которой многие из них не слишком хорошо знакомы, зачастую заканчивается конфликтами между учащимися. Подобные сообщения приходят из разных городов, в том числе из Иерусалима и Ашкелона.

«Дискуссии в школах выходят из-под контроля, - утверждает Влад Капустин, общественный активист из Ришон ле-Циона. – Учителя считают, что они все понимают и раздают оценки, говорят, кто прав и кто виноват, и это незамедлительно сказывается на отношениях между школьниками. Я не оставлю так историю с девочкой из нашего города. Это происходит и в других городах, и никто не хочет этого замечать, все боятся говорить об этом. И так в обществе существуют антирусские настроения, и сложившаяся ситуация только раздувает их. Происходит умаление значения того, кто победил во Второй мировой войне и забвение памяти погибших солдат Красной армии».

Общественная организация ЭРАН, оказывающая психологическую помощь, сообщает, что с начала войны в Украине количество обращений со стороны выходцев из России увеличилось. «Взволнованные родители рассказывают, что их дети запуганы, - рассказывает доктор Шири Даниэлс, одна из руководительниц организации. – Это выражается в нервозности, проблемах со сном, жалобах на различные боли, невозможности сосредоточиться. По словам родителей, дети страдают от неопределенности и ощущения нависшей угрозы. Некоторые подростки обращаются к нам сами. Мы видим, что когда родители относительно спокойны, то и дети чувствуют себя увереннее – и наоборот».

Ури Сэла, Walla! Б.Е. Фото: Моти Мильрод

Метки:


Читайте также