Ультиматум Битона и почему кнессету нельзя поручать контроль над потребительскими ценами

Можно только представить себе, что бы случилось, если бы Моше Гафни, в прошлом властному председателю финансовой комиссии кнессета, представили на рассмотрение пришедшийся ему не по вкусу законопроект. Вариантов несколько.

Гафни мог бы отказаться утвердить законопроект или же внес в него необходимые, по его мнению, поправки. Еще один вариант: Гафни «обменял» бы этот законопроект на уступки по другому вопросу. Но в любом случае Гафни не строил бы из себя обиженного и не угрожал бы голосовать против коалиции из-за не понравившегося ему законопроекта.

Я вспомнила об этом, только чтобы стало яснее, насколько вздорным было заявление председателя экономической комиссии кнессета Михаэля Битона («Кахоль-лаван») о том, что он перестанет голосовать за коалицию из-за реформы тарифов общественного транспорта. Это заявление было настолько необоснованным, что немедленно породило волну слухов о том, что причина на самом деле в Бени Ганце, который ищет повод для роспуска кнессета.

Можно представить, что Битон действительно обиделся на то, что минтранс не привлек экономическую комиссию к принятию решения об обновлении тарифов, а также отказался внести в них какие-либо изменения. Тем более можно поверить в то, что он искренне обеспокоен тем, что новые тарифы резко повысят стоимость проезда в нескольких периферийных городах, в том числе в его родном Йерухаме.

Но это все равно не оправдывает ультиматум Битона. Во-первых, непонятно его возмущение минтрансом, который «не считается с экономической комиссией», потому что в данном случае министерство и не должно с кем-то «считаться»: менять тарифы на общественный транспорт уполномочена комиссия по ценам, и по закону ее решения не требуют утверждения кнессетом.

И это неслучайно. Если бы любое решение о повышении цен на товары или услуги требовало одобрения кнессета, то цены никогда бы не повышали, а Израиль превратился бы в Египет, который все глубже и глубже увязает в трясине своей политики субсидирования основных продуктов.

А во-вторых, да, Битон прав, утверждая, что реформа тарифов повысит цены на проезд в общественном транспорте. В Офакиме, Бейт-Шеане, Тверии, Йерухаме, Мицпе-Рамоне, Араде, Кирьят-Шмоне и Сдероте стоимость поездки на автобусе подскочит с 2,4 до 5,5 шекеля, на 130%, и еще сильнее – в ультраортодоксальных Бейтар-Илите и Модиин-Илите.

Пора назвать вещи своими именами и признать: цены на общественном транспорте в некоторых городах Израиля действительно резко вырастут, но тому есть веские причины. Это города, жители которых издавна и без всяких оснований пользовались исключительно низкими тарифами. Сегодня в похожих друг на друга соседних городах действуют разные тарифы на проезд в автобусах, и никто уже не помнит почему – вероятно, в результате каких-то политических соглашений.

К примеру, проездной «хофши йоми» в Тверии вчетверо дешевле, чем в Бейт-Шеане, а стоимость «хофши ходши» в Тверии вдвое меньше, чем в Кирьят-Шмоне. Множество «местных» тарифов – несправедливость и помеха управлению системой общественного транспорта в стране. В этой путанице неспособны разобраться не только жители, но подчас и операторы общественного транспорта.

Поэтому основным принципом тарифной реформы является наведение порядка и установление единых тарифов по всей стране. Вместо 80 тарифов будет только пять, а исчезнувшие 75 тарифов включают в себя, конечно же, все исключительные скидки для некоторых городов.

Еще одна причина, оправдывающая повышения цен, – изменение тарифов в пользу постоянных пассажиров за счет случайных, пользующихся общественным транспортом нерегулярно. Для них цена одной поездки повысилась до 5,5 шекеля по всей стране. С другой стороны, месячные праздные билеты «хофши ходши» значительно подешевели, особенно на периферии.

Цель реформы, напомним, – поощрить использование общественного транспорта, и это достигается, во-первых, путем упрощения платы за проезд, чтобы пассажирам было легко понять, сколько стоит поездка, а во-вторых – стимулами к частому, регулярному использованию общественного транспорта.

Для этого, понятно, необходимо и повысить уровень обслуживания. Реформа тарифов – часть комплексного плана, предусматривающего увеличение капиталовложений в систему общественного транспорта на 25%, с 12 до 15 млрд шекелей.

При этом увеличение капиталовложений в общественный транспорт осуществляется не за счет уменьшения субсидирования: их размер останется прежним – 70%. На каждые 6 шекелей, которые платит пассажир, государство добавляет 12 шекелей. И это более высокий уровень субсидий, чем в среднем по развитым странам, где общественный транспорт субсидируется только на 50%.

Если вы хотите расширить объем услуг на 25%, не изменяя размер субсидирования, то для этого нужно откуда-то взять деньги. Вот поэтому одноразовые поездки и подорожают на 20%, с 4,8 до 5,5 шекеля. А те, кто раньше платил только 2,4 шекеля (черт его знает почему), заплатят больше на 130%.

Какая доля пассажиров выиграет от изменения тарифов, а какая проиграет? У минтранса, как выяснилось, нет ответа, отчасти потому, что невозможно отследить проезд конкретных людей из соображений защиты конфиденциальности, а отчасти – из-за запутанной донельзя системы тарифов. Этот дефицит информации Битон и использовал для атаки на министерство транспорта. Он прав в том, что действительно хорошо бы знать побольше о наших привычках как пассажиров общественного транспорта. Вот как раз после перехода на всего пять тарифов министерству будет легче собирать необходимую информацию.

Это правда, что будут те, кто пострадает от реформы, и что никто точно не знает, сколько их будет. Правда и то, как говорит Битон, что было бы лучше постепенно повышать тарифы в городах, где поездки должны подорожать на 130%. С другой стороны, многие пассажиры от этой реформы выиграют. Эта реформа поощряет использование общественного транспорта, и, если ей будет сопутствовать успех, выиграем от этого мы все.

Так что, хотя родина Битона Йерухам входит в число городов, расплачивающихся за реформу, это, безусловно, не является уважительной причиной ни для остановки реформы, ни для того, чтобы из-за нее угрожать функционированию всей коалиции. Это просто доказательство того, что парламентариям не следует позволять контролировать цены на «чувствительные» товары и услуги.

Мерав Арлозоров, TheMarker. На снимке: Михаэль Битон. Фото: Моти Мильрод √

Метки:


Читайте также