В декабре минувшего года Международная коалиция организаций свободы совести объявила, что с 1 декабря 2021 года по 30 июня 2022 года в организации объявлена четырехдневная рабочая неделя. «Весь коллектив  переживает период стресса, и мы хотим сделать все от нас зависящее, чтобы избежать выгорания и увольнений», – сказала исполнительный директор организации Элизабет Силкс.

В коалиции, действующей в 65 странах, работают в основном женщины, многие из них – матери. Силкс сообщила журналистам, что политика четырехдневной рабочей недели родилась в ответ на проблемы, с которыми столкнулась женская управленческая команда в начале пандемии, когда границы между работой и личной жизнью стали размытыми.

«Все мы были совершенно истощены, – рассказала Силкс, мать-одиночка. – Мы выполняли все больше и больше работы, которая никогда не кончалась. Стало понятно, что необходимо как-то разделить время, когда мы можем сосредоточиться на семье, и время, когда мы можем спокойно и сосредоточенно работать».

Еще слишком рано определять это как тенденцию, но есть хоть и небольшое, но постоянно растущее число организаций, которые перешли на четырехдневную рабочую неделю в попытке справиться с выгоранием сотрудников и достичь лучшего баланса между работой и домом.

По мере того как преимущества сокращенной рабочей недели для ощущения благополучия сотрудника, где бы он или она ни находились, становятся все более очевидными, эксперты полагают, что эти изменения могут быть особенно полезными для женщин. Судя по исследованиям, для многих женщин такая гибкость может стать решающим фактором для того, чтобы остаться на работе и не уволиться. Для многих предприятий в эпоху «глобальных увольнений» это может быть критично.

В марте прошлого года TheMarker опубликовал исследование, подтвердившее, что год коронавируса ударил по женщинам сильнее. Исследование, проведенное под руководством профессора Михаль Гринштейн-Вайс из Вашингтонского университета, показало, что до 17 процентов матерей детей в возрасте до 14 лет, которые работали до кризиса, сообщили в период с июня по сентябрь 2020 года, что они уволились или были уволены либо отправлены в неоплачиваемый отпуск. Среди отцов это число составляет 7-9 процентов. 51 процент работающих молодых матерей сообщили о тревожности или депрессии, как и 47 процентов работающих матерей старшего возраста; 35 процентов молодых работающих матерей и 43 процента матерей более старшего возраста сообщили, что чувствуют себя одинокими. Исследования также показали, что в 2021 году 42 процента работающих женщин сообщили о сильном выгорании по сравнению с 35 процентами мужчин.

Не только пандемия изменила рынок труда, но и более широкие социологические явления, такие как увеличение продолжительности жизни, что требует повышенной заботы о пожилых родителях. Как и раньше, большая часть бремени семейных обязанностей ложится на плечи женщин. Более короткая рабочая неделя не повлияет напрямую на это непропорциональное распределение бремени, но может помочь работницам лучше справляться со своими повседневными задачами.

Нет ли в укороченной рабочей неделе для матерей дискриминации по отношению к отцам? «Предоставление матерям возможности работать укороченную рабочую неделю не является дискриминацией при условии, что это право сохраняется за отцами, чьи дети находятся на их единоличной опеке, или когда супруга не использует это право на своем рабочем месте, – уточняет адвокат Эфрат Биран, партнер юридической фирмы Н. Файнберг. – Считается, что предоставление отцам материнских прав также меняет социально-экономический баланс сил в семье: если отец посвящает свое время воспитанию детей, мать может максимизировать свой доход и интеграцию на рынок труда».

В Израиле компания Porter, специализирующаяся на предотвращении мошенничества в онлайн-торговле, также начала в августе 2020 года пилотный проект четырехдневной  рабочей недели дважды в месяц для всех сотрудников. «Проект действовал позитивно на сотрудников, мы не увидели негативного влияния на производительность труда и в июне 2021 года решили сделать пилотный проект постоянным», – говорит Ноам Ваккерт, директор по персоналу компании Porter.

Но не все считают эту идею такой уж прекрасной. Михаль, директор медиа-компании, в которой работают только женщины, не в восторге: «Вопрос рабочего времени всегда будет деликатным и центральным. От него зависит множество переменных, которые требуют порядка и приверженности договоренностям. Предоставление матерям отгулов, выходящих за рамки предписаний закона и трудовых договоров, проблематично и граничит с хаосом. И так достаточно сложно наладить рабочий процесс, когда в коллективе есть матери маленьких детей, и сокращение рабочей недели звучит для меня как нелепое решение. Как менеджер я не вижу в этом преимуществ».

Ронит Харэль, The Marker, Н.А. Фото: pixabayˆ√

Метки:


Читайте также