Государство

У верхушки полиции Израиля дипломы сомнительных университетов

Более половины самых высокопоставленных сотрудников полиции страны, включая генинспектора Коби Шабтая, имеют ученые степени, полученные в иностранных университетах, которые в прошлом имели филиалы в Израиле, но затем министерство образования лишило их аккредитации, как выяснила газета «ХаАрец». Среди них Университет Западного Лондона, Университет Дерби и Латвийский университет.


Задолго до того как Zoom стал неотъемлемой частью нашей жизни, эти учебные заведения использовали дистанционное обучение, но во многих случаях, по словам источников, обучение было фарсом.

«Это была ерунда, а не учеба, – говорит бывший старший офицер полиции. – Люди просили родственников написать за них работы на английском языке. Офицеры и рядовые понимали, что это академическая степень, которой можно обзавестись, не учась, и получать прибавку к  зарплате. Есть такие, кто действительно учился, но если ты выполняешь сложную работу в полиции, то получить ученую степень практически невозможно».

Некоторые полицейские, однако, настаивают, что учеба была «очень серьезной» и включала в себя курсы, проводившиеся в различных аудиториях по всей стране, а также написание работ и экзамены.


Хотя степени, полученные в этих академических заведениях, были признаны в то время министерством образования, высокопоставленные лица в полиции и академическом мире скептически оценивают уровень обучения. «Люди из Управления тюрем Израиля (ШАБАС) приходили ко мне, чтобы подтвердить степень, которую они получили в английском университете, и при этом они едва знали английский; это было несерьезно», – говорит профессор одного из израильских университетов.

Десять из 18 самых высокопоставленных офицеров полиции имеют по крайней мере одну степень, полученную в этих учебных заведениях, свидетельствует ответ на запрос, поданный «ХаАрец» и некоммерческой ассоциацией «Ацлаха» на основе закона о свободе информации. У некоторых из них есть несколько степеней, которые они получили в этих филиалах. Шабтай, например, имеет степень бакалавра в области бизнеса, полученную в Университете Дерби, и степень магистра в области управления образованием оттуда же. Заместитель генинспектора полиции Давид Битан также имеет две такие степени: бакалавра в области образования из Университета Темз-Вэлли (так прежде назывался Университет Западного Лондона) и степень в области образования взрослых в Дерби. Битан также имеет две степени бакалавра, полученные в израильских учебных заведениях. Генерал-майор полиции Перец Амар, глава Южного округа полиции, также имеет два диплома об окончании местных отделений иностранных университетов.

В Управлении тюрем Израиля ситуация аналогичная: четверо из шести офицеров в звании генерал-майора имеют дипломы университетов, которые на настоящий момент не обладают аккредитацией в Израиле. У начальника Южного округа тюремной службы Моше Охайона два таких диплома: степень бакалавра из Университета Дерби и степень доктора, полученная в Университете Бабес-Боляй в Румынии. Он также имеет диплом академического колледжа «Оно». Следует отметить, что комиссар тюремной службы Кэти Пери имеет степени бакалавра и магистра исламских исследований Еврейского университета, а также степень магистра социальных наук Хайфского университета.

«В полиции первое правило организационной культуры заключается в том, что ты учишься только для того, чтобы получить диплом и, соответственно, повышение зарплаты; собственно учеба не важна, потому что в этой сфере действуют свои правила», – говорит доктор Пини Йехезкели, в прошлом высокопоставленный офицер полиции, командовавший полицейскими отделениями в Офакиме и Беэр-Шеве, а сегодня – руководитель отдела изучения человеческих ресурсов в академическом колледже «Ахва» и преподаватель Хайфского университета.

Он говорит, что в полиции господствует «культура презрения к интеллектуальности», которая подавляет всякое желание учиться. «Кодекс организации таков, что не нужно показывать, что ты любопытен, так что не задавай вопросов, – говорит Йехезкели, отмечая, что получение 100 баллов на экзаменах не имеет большого значения для работы в полиции. – Этой организации просто не нужны думающие офицеры».

Криминолог профессор Даниэль Гимши из Ашкелонского академического колледжа, который ушел из полиции в звании бригадного генерала, говорит, что, будь на то его воля, все дипломы, полученные в местных филиалах иностранных университетов были бы аннулированы. По его словам, в 1990-е годы, когда он был начальником отдела образования полиции, он возражал против признания этих учебных заведений, но отдел кадров полиции решил их утвердить. «Очевидно, это было связано с тем, что некоторые сотрудники отдела кадров также имели подобные дипломы, – говорит он. – Как мы ни просили подробно рассказать о том, что изучается, какие экзамены проводятся и какова библиография, мы не смогли получить полную информацию».


В отличие от полиции и Управления тюрем почти все старшие офицеры ЦАХАЛа получили академические степени в признанных и уважаемых учебных заведениях. Начальник Генерального штаба Авив Кохави получил степень бакалавра философии в Еврейском университете, степень магистра государственного управления в Гарварде и степень магистра международных отношений в Университете Джона Хопкинса. Многие офицеры ЦАХАЛа имеют академические степени, полученные в рамках совместной программы Национального колледжа обороны либо Колледжа тактического командования и Хайфским университетом.

Но разница между этими двумя организациями не должна никого удивлять. ЦАХАЛ придает большое значение академическому образованию, и на протяжении многих лет такое обучение было неотъемлемой частью программы повышения квалификации боевых офицеров. В большинстве случаев обучение финансируется армией в обмен на обязательство в течение нескольких лет продолжить армейскую службу. Полиция начала включать получение академической степени в курс обучения офицеров 13 лет назад, но в то время как армия в дополнение к бакалавриату предоставляет своим офицерам продвинутую специальную подготовку и даже дает им свободные учебные дни, полиция лишена возможности на время учебы освободить офицера от службы; она предоставляет для учебы только один выходной в неделю и лишь частично финансирует получение образования.

Насколько необходимо, чтобы высокопоставленные сотрудники службы безопасности имели ученые степени? Гимши, например, считает, что, хотя это хорошая идея, она не имеет решающего значения. «Это, конечно, дает дополнительные преимущества, но я не думаю, что это оправдывает инвестиции со стороны силовых структур», – говорит он.


Другие с ним категорически не согласны. Генерал-майор в отставке Гершон Хакоэн, занимавший должность командующего военными колледжами, считает, что академическая подготовка имеет огромное значение для высокопоставленных сотрудников служб безопасности.

«Для того чтобы успешно воевать на поле боя или бороться с преступным миром, нужно не только уметь решать технические вопросы – здесь необходимы душевные силы, – говорит он. – Старшие офицеры должны принимать решения в сложных условиях, не имея под рукой учебника. Академическое обучение дает командирам инструменты для самостоятельного принятия решений, своего рода компас». Он добавил, что в такой всеохватывающей среде, как силы безопасности, академическое образование позволяет офицерам «смотреть на свою работу со стороны и задавать вопросы... обучение в университете дает им знания и силы противостоять системе и, если потребуется, сказать: «Вы действуете неверно», – иными словами, учит их иметь и выражать свое мнение».

Профессор Бади Хасиси, возглавляющий Институт криминологии в Еврейском университете Иерусалима, решительно выступает за академическую подготовку старших офицеров полиции. «Полицейские, не обладающие академическим мышлением, не смогут найти решения беспокоящей их проблемы, – говорит он. – Опыт важен – офицер с 30-летним стажем видел больше преступников, чем мы с вами, но если он не способен увидеть картину в целом и не попытается найти новые пути, то прошлый опыт едва ли поможет ему разрешить проблему».

«Не имея навыков анализировать данные и делать выводы, они будут повторять все те же опробованные решения, которые вновь завершатся неудачей, – говорит Хасиси. – Критический взгляд – это и есть академический подход. Например, мысль, что, возможно, для искоренения проституции не нужно преследовать женщин, а следует испробовать другое решение, уже найденное в одной из европейских стран».

Из полиции Израиля был получен следующий ответ: «Образование представляется полиции Израиля очень важным моментом, и потому она вкладывает средства в помощь своим сотрудникам в получении образования, профессиональной подготовки и расширении знаний. В период с 1996 по 2005 год министерство образования, в соответствии с условиями Совета по высшему образованию, признавало ученые степени, полученные в местных филиалах зарубежных вузов. В 2008 году вступила в действие программа академического обучения в рамках специального курса для офицеров, по окончании которого все они получают степень бакалавра Еврейского университета. Мы сожалеем о попытке поставить под сомнение учебу офицеров полиции, чье образование было признано на законных основаниях».

Из Управления тюрем Израиля по поводу дипломов иностранных вузов поступил аналогичный ответ, со следующим добавлением: «В отличие от ЦАХАЛа, где офицеры направляются на учебу в высшие учебные заведения с полным освобождением от службы, Управления тюрем лишено подобной возможности. В прошлом ШАБАС проводил подобные учебные курсы, но впоследствие они были закрыты из-за бюджетных ограничений».

Джош Брайнер, «ХаАрец», М.Р. Фото: Охад Цвигенберг √



Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Политика

партнеры

Реклама

Send this to a friend