У израильской экономики выросла тень. Никто не знает, насколько большая

В центре израильской экономики образовалась огромная яма. И никто не знает, насколько она глубокая. Каков настоящий объем незарегистрированной экономической деятельности в Израиле, и как усугубил это явление корона-кризис, который привел к поступлению на рынки огромных сумм денег?

Бывшего министра финансов Исраэля Каца («Ликуд») высокопоставленные чиновники минфина не особенно любили. Некоторые из них даже посмеивались между собой над Кацем, например, когда на одной из встреч с ними министр попросил проанализировать странное явление, на которое он обратил внимание: именно таксисты, большинство из которых сторонники «Ликуда», группа, наиболее пострадавшая из-за вводимых в 2020 году карантинов, была больше всего довольна политикой масштабного субсидирования, которую проводило правительство. В минфине решили, что таксисты оказались в выигрыше - и денежные подарки от государства получили, но и часть из них, по всей видимости, продолжила тайком работать, не фиксируя свои доходы.

Однако феномен увеличения незарегистрированной экономической деятельности во время кризиса, вызванного эпидемией коронавируса, не имеет четкого подтверждения. В том-то и суть «теневой экономики» - она находится в тени, ее не видно.

Впрочем, по оценкам специалистов, за время кризиса объем неучтенной экономической деятельности в Израиле выросли значительно - до такой степени, что это привело к серьезному снижению доходов государства. Министр финансов Авигдор Либерман прямо сказал об этом в кнессете. Во время одного из обсуждений на заседании финансовой комиссии в октябре он заявил, что объем теневой экономики в Израиле достигает около 20 процентов валового внутреннего продукта. «Такого нет ни в одной развитой стране», — заявил он. Тогда в минфине пояснили, что, по их оценкам, действительно произошел резкий рост объема теневой экономики.

Каковы масштабы теневой экономики в Израиле, что на самом деле произошло во время коронакризиса и действительно ли это привело к увеличению объема незарегистрированных средств?

Игра по-черному

В Банке Израиля не любят заниматься теневой экономикой. Хотя эта структура отвечает за валютные операции в стране, банк не проводил никаких исследований, чтобы выяснить, сколько денег, находящихся в обороте на рынке, не видно властям. Руководители банков обосновывают это просто – нет никакой возможности узнать, каковы на самом деле размеры теневой экономики, и нет смысла тратить время на необоснованные исследования. «Называйте любые цифры, какие захотите», — говорит нам банк.

Хотя банк игнорирует проблему, что создает неудобство, действительно сложно оценить масштаб проблемы, и существующие оценки сильно отличаются друг от друга. По оценкам Всемирного банка, в 2006 году Израиль занимал 35-е место в мире с почти 21 процентами незарегистрированного ВВП. Напротив, в 2014 году Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) опубликовала совершенно другую цифру, согласно которой теневая экономика в Израиле составляет всего 6,6 процента от ВВП, хотя эта оценка не включала оценку масштабов экономических преступлений (черную экономику).

Самое последнее известное исследование в Израиле, посвященное этому вопросу, было проведено доктором Левивом Шами, исследователем из Института Тауба, которое основывалось на сравнении объема использования наличных денег с общим объемом транзакций в экономике. Шами утверждает, что объемы теневой экономики в Израиле скорее снижаются со временем. Если в 1996 году она достигала 14 процентов от ВВП, то к 2018 году сократилась до 10 процентов от ВВП.

Теневая экономика состоит из четырех компонентов:

  • законная, но незарегистрированная деятельность, такая как оплата услуг профессионалов «по-черному»;
  • Преступная деятельность, такая как незаконный оборот наркотиков («черная экономика»);
  • Неформальная мелкомасштабная производственная деятельность, такая как инициативы местных домохозяйств;
  • Статистические недостатки и ошибки при сборе данных.

«Темная экономика — это любой доход или любая работа, за которую кому-то платят, или любой другой вид вознаграждения, о котором не сообщается, — рассказал доктор Шами изданию TheMarker. — Но речь идет не только о денежном доходе. Если я проведу исследование и кто-то вознаградит меня рекламой, даже если между нами не произошло обмена деньгами, нам придется сообщить об этом, потому что мы платили друг другу другими способами. Если мы не сообщаем, это попадает под категорию теневой экономики. Правильным определением является любой доход, полученный в результате незарегистрированной деятельности, включая, конечно же, преступную деятельность».

Вопреки заявлению Либермана о том, что Израиль находится в невыгодном положении по сравнению с миром в плане масштабов теневой экономики, Шами считает, что в целом наше положение неплохое.

«Израиль не считается страной, где теневая экономика находится на слишком высоком уровне. Я не знаю, откуда министр финансов взял цифру в 20 процентов», — говорит он. Однако эта оценка в 20 процентов фактически была включена в официальную публикацию как один из выводов комиссии по изучению возможности сокращения использования наличных денег в израильской экономике в 2014 году. В нем говорится, что, по оценке Налогового управления, около одной пятой экономической деятельности в Государстве Израиль не регистрируется. В выводах той же комиссии говорится, что потеря налоговых поступлений из-за теневой экономики составляет 40-50 миллиардов шекелей ежегодно.

По словам Шамни, «ущерб от этого заключается в том, что мы получаем менее качественный общественный продукт. Непосредственный ущерб наносится государству. Чем меньше доходов, тем меньше услуг или менее хороших услуг предоставляется государством. Кроме того, когда есть группа населения, которая не платит налоги на законных основаниях, те, кто платят, вынуждены отдавать больше. Чем больше людей платят налоги, тем меньше налогов мы все будем платить».

Ключи от вертолета

2020 и 2021 годы были историческими не только в эпидемиологическом плане, но и с экономической точки зрения. Это были годы, когда количество денег в мире выросло до невиданных размеров. Правительства во всем мире проводили особенно щедрую фискальную политику и «выливали» деньги на своих граждан для преодоления кризиса. Центральные банки по всему миру снизили процентные ставки и без остановки печатали деньги посредством покупки облигаций, чтобы обеспечить ликвидность на рынках. Иногда особенно экстравагантное и неизбирательное подобное поведение называют «сбрасыванием денег с вертолета». Государство выплачивало компенсации предпринимателям и самозанятым, щедро обеспечивало пособие по безработице каждому претенденту и даже дважды выдавало денежный подарок каждому гражданину.

В Израиле общий объем программ помощи для борьбы с коронавирусом составляет около 180 миллиардов шекелей, но только 130 миллиардов из них были включены в бюджетные планы — реальные деньги, поступающие от правительства, — а остальное — это гарантии. Из бюджетных вложений значительная часть суммы перечислялась непосредственно из государственной казны гражданам - через такие органы, как «Битуах леуми» и Налоговое управление.

Согласно данным о реализации бюджета на конец 2021 года, около 66 миллиардов шекелей перешло от правительства непосредственно к гражданам в 2020-2021 годах. Сумма включает в себя, среди прочего, выплаты по безработице и социальному обеспечению от Института национального страхования («Битуах леуми»), социальную помощь для самозанятых и пособие для каждого гражданина. Банк Израиля тоже отличился. Он снизил процентную ставку до 0,25 процент еще в апреле 2020 года, закупил государственные облигации на 85 миллиардов шекелей и предоставил банкам ссуды с отрицательной ставкой, чтобы побудить их ссужать деньги малому бизнесу.

Количество денег на рынках резко увеличилось за последние два года, как и количество наличных денег на руках у населения в виде монет и банкнот. С начала коронакризиса количество наличных денег, хранящихся у населения, увеличилось на 30 процентов, что на конец 2021 года составило около 104 миллиардов шекелей. Что вызвало подобный скачок в количестве наличных денег? С одной стороны, правительство перекачивало населению более «ликвидные» деньги, часть которых превращалась в наличные. С другой стороны, из-за коронакризиса и снижения уровня потребления, больше наличных остается на руках у населения и не входит в деловой цикл через покупки или депозиты.

Большая часть этих денег находится на руках у населения, но если мы разделим всю эту огромную сумму на число домохозяйств в Израиле, в результате выйдет почти 40 000 шекелей наличными на одно домохозяйство. Увеличение количества наличных на руках у населения, вероятно, также не произошло благодаря снятию через банкоматы. По данным компании ШАБА, которая обслуживает национальную систему транзакций по кредитным картам, объем наличных в банкоматах фактически упал до 54 млрд шекелей в 2020 году, а в 2021 году снова вырос и достиг 62 млрд шекелей. Тогда где же деньги?

Ответ: конечно, они у хозяйствующих субъектов. Особенно тех из них, у кого крупный финансовый оборот, а также, вероятно, в неофициальных структурах, которые расплачиваются наличными, чтобы ускользнуть от радаров властей.

Больше наличных, больше «черных» денег

Учитывая большое количество наличных денег, хранящихся у населения, можно интуитивно предположить, что совершается гораздо больше операций с наличностью, о которых неизвестно властям. Это предположение, лежащее в основе отчета комиссии по изучению возможности сокращения использования наличных денег в израильской экономике 2014 года, которую возглавлял бывший гендиректор министерства главы правительства Харель Локер. Но обязательно ли увеличение объема наличных за последние два года указывает на рост теневой экономики? Вовсе нет.

«Я не знаю ни одного исследования, которое пришло бы к выводу, что теневая экономика росла в период коронакризиса, — говорит профессор Цви Экштейн, бывший заместитель управляющего Банка Израиля, а в настоящее время глава Института экономической политики Аарона и декан института Темкина в Школе экономики Университета Райхмана. - Увеличение запасов наличности происходит из-за процентной ставки в экономике. Когда реальная процентная ставка отрицательна, люди не держат облигации — потому что вы платите штраф за такое хранение. Покупка и продажа облигаций также стоит денег. В итоге, вы храните наличные деньги, за которые вы получаете меньший штраф: «Потому что существует незарегистрированная экономия в большем масштабе».

Тезис о росте теневой экономики подрывается и при рассмотрении налоговых поступлений государства. «Данные показывают, что произошел значительный рост налоговых платежей и экономической активности в целом», — говорит Экштейн. «Росла ли неучтенная экономика в этот период? Возможно, потому что неучтенная экономика составляет процент от экономики в целом».

Шами тоже признает, что «будет проблематично проанализировать данные за 2020-2021 годы. Очень сложно узнать, пошли ли эти средства на различные кассовые операции, а может быть, люди сняли деньги для финансового обеспечения».

«Деньги не обязательно прячут в узелок, но цифры показывают, что люди снимают деньги, чтобы чувствовать себя в безопасности. В этом нет особого смысла, потому что стоимость денег тоже может упасть, но кризис породил страх. Это кризис, которого мы еще не переживали. В ситуации сильного страха часть денег снимается, чтобы справиться с чувством незащищенности».

Несмотря на это, официальные органы считают, что объем теневой экономики увеличился во время кризиса. Пока государство будет стимулировать переход к скрытой экономике, все больше граждан будут это делать. Например, те, кто получил щедрое пособие по безработице, будут стараться заработать, не отчитываясь, чтобы остаться в выигрыше. Эти данные станут известны позже.

По словам Шами, в данный момент его группа проводит исследования и разрабатывает модели оценки объемов наличности, чтобы попытаться понять, что случилось в указанные годы.

Ваша исследовательская гипотеза состоит в том, что черная экономика выросла?

«Даже если я думаю, что это произошло, я не могу констатировать это как факт — потому что у нас на данный момент нет данных об этом. Но есть экономическая экономическая траектория, согласно которой человек, получивший пособие от государства за неоплачиваемый отпуск, хотел бы подработать неофициально, чтобы продолжать получать пособие по безработице, а также заработную плату. Вполне логично, что есть люди, которые воспользуются этим и будут задействованы в неформальной экономике».

Кроме того, для самозанятых и владельцев бизнеса предполагается, что, возможно, произошло увеличение объема их незарегистрированного дохода, и это означает, что предприятия будут продолжать получать субсидии и компенсации от государства за снижение доходов, либо участие в высоких расходах.

В свете выводов различных комиссий, изучавших этот вопрос, государство в последние годы предприняло ряд шагов по сокращению явления теневой экономики. Так, в январе 2019 года вступил в силу закон, запрещающий проведение операций с наличными, а с августа 2022 года максимальная сумма снятия наличных будет снижена всего до 6000 шекелей. В то же время Налоговое управлениегодами пытается применить к доходам общее обязательство по отчетности. Это означает, что каждый гражданин будет обязан отчитываться обо всех своих доходах, в отличие от нынешней ситуации, когда власти получают отчет только о доходах работника от работы. Предполагается, что такой шаг приведет к сокращению объема теневой экономики.

Цифровые технологии и возможности оплаты при помощи мобильного телефона естественным образом сократили использование наличных. Однако беспокойство вызывает то, что среди широкой аудитории, не воспринявшей новые технологии, особенно среди арабов и ультраортодоксов, масштабы черной экономики все еще относительно высоки.

В рамках попытки искоренить преступность в арабском обществе в министерствах обсуждают различные варианты сокращения масштабов использования наличных денег. Один из способов сделать это, который уже опробован в мире, состоит в том, чтобы аннулировать часть текущего обращения банкнот, особенно банкнот с высоким номиналом в 200 шекелей, и вместо них выпустить новые банкноты. Таким образом, те, кто сидит на горах наличных, должны будут сообщить о них. Однако Банк Израиля сомневается в эффективности этого шага и утверждает, что это процесс, который займет годы.

Тем не менее, мир делает огромные шаги к новой реальности, в которой больше не будет физических банкнот. Платежные средства эволюционировали, и сегодня можно платить по телефону. Приближается и переход на цифровые валюты, и Банк Израиля уже работает над созданием цифрового шекеля. Будет ли феномен теневой экономики искоренен в таком цифровом мире? Рано судить. История показывает, что с каждой попыткой ужесточить контроль над рынком и сузить шаги уклоняющихся от налогов, открываются новые способы для желающих перехитрить власти.

Нати Токарь, The Marker/НЭП, Р.Я. Фото: Pixabay

Метки:


Читайте также