Тысячи добровольцев готовы бороться с бандитами. Но позволят ли им взять в руки оружие? 

Ночная тьма укутала лес Лахав в Негеве. Только на гранатовой ферме неподалеку от границы с ним заметен желтый свет. Он идет из установленной здесь палатки: в ней – стол с пирожными, апельсинами, горячими напитками. Угощение предназначено для членов патруля внедорожников – добровольцев из движения «Новый страж» («ХаШомер ХаХадаш»).

Сейчас они готовятся провести операцию в этом лесу. Командир открывает совещание напоминанием об инцидентах, случавшихся здесь за последнее время: кто-то учился стрелять, другой продавал оружие, были намеренно уничтожены посевы и  подожжены столики для пикников… Группа готовится провести весьма напряженную ночь в лесу, в котором возможны насилие и другие преступления.

Командир подчеркивает, что цель группы – показать свое присутствие на территории. Обнаружив преступников, следует обратиться в полицию, а не вступать с ними в столкновение. В самом отряде нет ни штатных полицейских, ни волонтеров полиции, и он не имеет реальных полномочий полицейского подразделения. Но работает в тесном контакте с правоохранителями.

На минувшей неделе премьер-министр Израиля Нафтали Беннет после очередного всплеска террора провозгласил намерение создать вооруженные подразделения из гражданских лиц, своего рода новую Национальную гвардию. Эти силы могут, как минимум, частично, быть основаны на базе «Нового стража».

Это движение имеет развитую инфраструктуру. За 15 лет с того момента, как «Новый страж» был создан, чтобы помогать фермерам юга защищаться от вредителей и воров, он разросся в серьезную "империю", с 400-ми сотрудников (большая часть которых работает безвозмездно), своим насчитывающим около 24 000 участников молодежным движением, 4-мя сельскохозяйственными школами на 300 учащихся в год. Бюджет этой организации, получающей государственную поддержку – 82 млн шекелей в год.

С самого начала своей деятельности движение ассоциировалось с крайне правыми, но само себя оно называет неполитическим, позиционирует себя последователем МАПАЙ, а поддерживают ее и американские филантропы, помогающие поселенцам, и израильские спонсоры, связанные с местными левыми. Сотрудничеством с «Новым стражем» гордятся и правые радикалы, и жители поселков, голосующих за "Аводу". Движение получает деньги от министерства по делам религий – «на укрепление еврейской идентичности», но заявляет, что старается вдохнуть жизнь в идеи светского сионизма. «Новый страж» отрицает наличие собственной политической повестки, но его представители читают лекции старшеклассникам о проблеме сельскохозяйственного терроризма, и помогают им устроиться волонтерами в проекты правых НКО. Активисты "Нового стража" занимаются развитием форпостов, но официально на территориях не работают.

Вначале в полиции называли эту организацию полуподпольной, «действующей как милиция», и опасались, что она может попытаться взять закон в свои руки. Сегодня движение, возникшее не так давно в виде частной инициативы двух фермеров, уже признана истеблишментом и готова на деле принять на себя задачу поддержания закона и порядка.

Основатель и идеология

Йоэль Зильберман – генеральный директор «Нового стража». Он основал движение в 2007 году, после того, как демобилизовался из спецназа генштаба ЦАХАЛА «Шайетет-13». Он – третье поколение в семье животноводов в мошаве Ципори в Нижней Галилее. Зильберман вспоминает, как его отец собирался бросить дело своей жизни, устав от нападений соседнего клана, пытавшегося захватить его землю. «Я говорю об избиениях, поджоге двух третей его участков, попытках отравить скот». Полиция демонстрировала полную беспомощность – «об этом свидетельствуют 200 жалоб, закрытых… из-за отсутствия общественного интереса».

Йоль Зильберман. Фото: Эмиль Сальман

Когда однажды за шабатним столом отец заявил, что хочет закрыть ферму, Йоэль съехал из дома. Он разбил палатку на одном из высоких, «стратегических», холмов своей фермы, бросил в нее несколько матрасов, установил над ней израильский флаг и прожил там два с половиной года, погрузившись в чтение трудов Ицхака Бен-Цви [одного из основателей «Поалей Цион», бывшего президента Израиля – прим. «Детали»], и Аарона Давида Гордона [сиониста, основателя теории «религии труда», духовного лидера «Хапоэль Хацаир», его также называли «светским праведником» – прим. «Детали»]. Их работы, наряду с трудами Нордау, Виткина и Каценельсона, составили концептуальную основу движения «Новый страж».

«Не имея духовной и физической основы, вы теряете связь со своей историей и понимание своего места на этом поле», – поясняет Зильберман.

Днем ранее он выступал на церемонии открытия новой сельскохозяйственной фермы молодежного движения «Нового стража» в бедуинском поселке Зарзир. Всего они планируют создать шесть таких ферм в бедуинских советах Севера. Но как идеи дружбы и сотрудничества сочетаются с поджогами, происходящими в лесу Лахав?

"Я никогда не определял бедуинов как угрозу, – отвечает он. – Это ваша интерпретация. Мой дед говорил по-арабски, многие называли его мухтаром деревни. Я рос рядом с ними, но в то же время – да, там был и криминальный клан. Все надо оценивать по его сути".

На общественном участке в Зарзире молодые евреи из «ХаШомер ХаХадаш» сообща с мальчишками-бедуинам разбили грядки и посадили капусту, специи, рукколу. На бедуинах – форменные майки с логотипированным изображением Александра Зейда, основателя первой организации «Страж» («ХаШомер»). Затем сюда приедет министр сельского хозяйства Одед Форер, репортеры арабских СМИ восхитятся этой инициативой, а журналист из деревни Ярка спросит, можно ли распространить ее и на друзскую общину...

На машине одного из участников акции – большая наклейка, с надписью «В Негеве будет испытан народ Израиля». Это намек на постоянный конфликт между государством и бедуинами Негева. Серьезная эскалация произошла в минувшем январе: молодые бедуины поджигали и покрышки, и автомобили, забрасывали камнями машины и полицейских, протестуя против посадки Еврейским Национальным Фондом деревьев в лесу Ятир.

«Новый страж» не был сторонним участником этих событий – на самом деле именно эта организация была подрядчиком ЕНФ, который ежегодно перечисляет ей миллионы шекелей. Именно ее люди сажали эти деревья.  На следующий день Зильберман опубликовал в газете «Исраэль Хайом» колонку, в которой призывал «продолжать насаждать и укореняться на этой земле, чтобы быть достойным ее», добавляя, что «отказ от столь сионистского акта как посадка саженцев, был бы равносилен капитуляции».

В «Новом страже» не видят противоречий между происходящим в Зарзире и в лесу Ятир. Для них это – одна и та же революция.

Добровольцы - но не «партизаны»

Инструктаж заканчивается, и джипы устремляются к опушке леса Лахав. Их ведет Он Рифман, в прошлом – боец разведки спецназа Генштаба. «Я помню, как возвращался в пятницу вечером домой с чувством, что выполняю важнейшую миссию – и увидел, как в Ревивим горит скошенное сено. Почему? А просто в качестве мести за то, что какой-то дом в соседнем бедуинском поселке Бир Хададж получил приказ о депортации». Последней каплей для него стало дело Шая Дроми, фермера, который в 2007 году застрелил забравшегося к нему грабителя. Рифман немедленно отреагировал: набрал добровольцев для работы на ферме Дроми, пока тот был занят своей судебной защитой, развернул общественную кампанию в его поддержку.

А потом объединил усилия с Зильберманом. Связал их между собой Эрез Эшель – один из основателей движения «Целое поколение требует мира» («Дор шалем дореш шалом»), он считается близким к правым политикам – Нафтали Беннету (будущий премьер и сам был членом «Нового стража» в 2010-м году, примерно тогда же, когда возглавлял и Совет Иудеи и Самарии), Гидеону Саару и другим.

волонтеры-Израиль-Негев-бандитизм-Новый-страж
Фото: Даниэль Чечик

Эти трое встретились между собой и согласовали идеологию «Нового стража» в духе мапайников прошлых лет. Учредительную конференцию провели в 2008 году, в Галилее, в День Земли и в противовес ему. Участвовали такие известные правые как Эфи Эйтам («Ихуд ха-Леуми») и Меир Хар-Цион, ставший легендой правых радикалов как участник акций возмездия в 50-е годы, особенно той, в которой были убиты 5 бедуинов.

В первые годы организация полагалась на поддержку Ирвинга Московица, большого спонсора еврейского поселенчества в Восточном Иерусалиме. «Новый страж» также получал поддержку от организации «Центральный еврейский фонд», спонсировавшей движения правого толка – в том числе сторонников рава Кахане и стремящихся построить Третий Храм.

Первые добровольцы организации были вооружены. «Мы никогда не призывали людей приходить на патрулирование вооруженными, – поясняет Зильберман, – но, если кто-то приносил личное оружием, то это его дело». Вначале и провокации устраивали, но потом сместились к мейнстриму, из-за чего круг политиков, стремяшихся сфотографироваться с участниками движения, тоже расширился, вплоть до центристов вроде Яира Лапида. Разнятся и взгляды спонсоров, среди которых много представителей высокотехнологических компаний. Председатель «Нового стража» – Йоси Акерман, экс-президент Elbit. Член совета – Шалев Хулио, основатель NSO. Бизнесмен Ноам Ланив, который в прошлом поддерживал партию МЕРЕЦ, гордится своим сотрудничеством с «Новым стражем».

Депутат Мейрав Бен-Ари из «Еш Атид» в прошлом году благодарила движение за его вклад в борьбу с сельскохозяйственным террором. Слова благодарности были произнесены на заседании комиссии по внутренним делам, где командующий МАГАВом представил свой план создания двух подразделений по борьбе с преступниками на Севере и на Юге. Их хотели укомплектовать добровольцами, тысячу которых готов был поставить «Новый страж». И только один человек испортил всем этот праздник: Амнон Бари-Солициано, содиректор в «Инициативе Авраама», арабо-еврейской организации по достижению равенства в Израиле. Он назвал ошибкой привлечение добровольцев, «являющихся националистами правого толка».

Однако на минувшей неделе сделан шаг вперед: Беннет декларировал создание Национальной гвардии на основе добровольческих организаций. Если это произойдет, то станет кульминацией сотрудничества между «Новым стражем» и полицией Израиля, начатого в 2013 году, когда первые несколько добровольцев были приняты на обучение в МАГАВ. После этого им выдали оружие, форму и предоставили полномочия полицейских. Сегодня уже 160 членов «Нового стража» подчиняются командованию МАГАВа Севера, и еще около 400 проходят обучение.

волонтеры-Израиль-Негев-бандитизм-Новый-страж
Фото: Даниэль Чечик

Последние теракты подстегнули развитие этой темы, но не более, чем вспышка насилия в городах со смешанным арабо-израильским населением год назад. «Ядро Торы» в Лоде потребовало подкрепления, говоря, что полиция не может их защитить – и к ним выехали вооруженные добровольцы, в том числе члены «Нового стража». «Мужчины в возрасте 21 и старше срочно требуются для охраны и защиты безопасности жителей города Лод», – говорилось в заявлении, опубликованном в те дни этим движением. В описании миссии тогда указывалось, что нужно будет охранять оставленные жильцами квартиры, наблюдать за улицами и в целом укреплять дух жителей.

Некоторые относятся к идее создания такой гвардии настороженно. Министр внутренней безопасности Омер Бар-Лев напомнил, что «"Пальмах" был расформирован 74 года назад. В Израиле не может быть ополчений. Состояние полу-приватизации – это потенциал для хаоса, оно очень опасно для государства». Он поддерживает создание Национальной гвардии, но на базе МАГАВа, состоящей из призывников, резервистов, и лишь частично из добровольцев, притом рассредоточенных по разным подразделениям.

Зильберман осведомлен о позиции Бар-Лева, поэтому свой план создания Нацгвардии, «который был одобрен Советом по национальной безопасности», лидеры «Нового стража» представили не министру внутренней безопасности, а Беннету. Поэтому возможно, что премьер-министр, заявляя о создании Гвардии, делает это через голову министра своего правительства. Из канцелярии главы правительства сообщили, однако, что над вопросом работают штабы в МВБ и СНБ, и именно они определят, как должен проводиться прием граждан на такую национальную альтернативную службу.

В любом случае, создание такой силы Зильберман считает необходимой. «Вакуума тут быть не может, – говорит он. – Действительно, в последние недели были организованы частные патрули, иногда их создают правые радикалы. Происходит это потому, что местные жители чувствуют себя все менее защищенными от бандитов. Есть ощущение, что государство отвернулось от них».

Хило Галор, «ХаАрец». Фото: Даниэль Чечик⊥

Метки:


Читайте также