Трусость Нетаниягу ведет Израиль к еще одной катастрофе – экономической

Бюджет на 2024 год требует принятия трудных решений - сокращения расходов и повышения налогов. Но Нетаниягу занят своим политическим выживанием и не делает ни того, ни другого. Предполагается, что премьер-министр выберет самую трусливый вариант: увеличение долгов Израиля, что означает отсрочку кризиса до тех пор, пока он не разразится прямо у нас на глазах.

Невозможно игнорировать предупреждающие знаки. На пресс-конференции Биньямин Нетаниягу солгал, заявив, что стоимость повышения зарплат ультраортодоксальным учителям в рамках «Офек хадаш» составит 30 млн шекелей. А всю дискуссию о коалиционных деньгах он назвал проявлением «беспричинной ненависти».

Министр финансов Бецалель Смотрич на всех фронтах воюет за то, чтобы не сокращать коалиционные деньги уже в 2023 году, а также положил конец скромным попыткам поднять налоги - вернуть налог на сладкие напитки. Только вчера он сообщил, что этот налог в наступающем году повышаться не будет. Таким образом, возможность увеличения доходов почти на 800 млн шекелей была выброшена в мусорную картину.

Премьер-министр и министр финансов вещают на одной волне: оба они не намерены принимать профессиональные и трудные решения относительно ожидаемого бюджетного кризиса. Оба они не намерены делать необходимые сокращения бюджета - по сути любое предложение о сокращении коалиционных денег отвергается ими как «беспричинная ненависть» но и повышать налоги они тоже не намерены.


Через три недели начнется 2024 год, и хотя на этот год есть утвержденный бюджет, он уже неактуален. Военные расходы, которые, по оценкам минфина и Банка Израиля, составят от 160 до 190 млрд шекелей, в основном будут перенесены на следующий год. Поскольку рамки бюджета – закон, и отступать от него запрещено, бюджет придется сильно урезать, по крайней мере на 150 миллиардов. Само собой разумеется, что такое сокращение невозможно, и потому необходимо представить обновленный бюджет, предусматривающий гораздо большие расходы и значительно меньшие доходы.

Деньги не растут на деревьях, и эти 150 миллиардов шекелей надо каким-то образом профинансировать. Существует три варианта и, конечно, любая комбинация этих трех вариантов. Первый - сокращение государственных расходов, второй - повышение налогов с целью увеличить государственные доходы, третий - увеличение бюджетного дефицита и долгов Израиля.

Ответственное управление государственным бюджетом требует комбинации этих трех мер. Это именно то, что пытается сделать профессиональный эшелон министерства финансов в соответствии с рекомендациями Банка Израиля и с ожиданиями на рынке капитала.

Профессиональный эшелон минфина разработал план сокращений бюджета на 2024 год на сумму не менее 10 млрд шекелей - около 6 миллиардов за счет коалиционных денег и еще как минимум 4 миллиардов за счет других, в настоящее время менее существенных расходов. В то же время в министерстве согласны повысить бюджетный дефицит до примерно 4,5-5,5%, а уровня госдолгов - с 60 до 66% от ВВП.

Нельзя не заметить, как повезло Израилю в том, что он вступил в этот кризис после отличного управления экономикой в 2022 году, позволившего сократить долги до минимума в 60% от ВВП, и после того, как правительство Нетаниягу утвердило ответственный бюджет на 2023 год с запланированным бюджетным дефицитом всего в 1%.

Но эта удача стала плодом напряженной работы и ответственных решений, принятых правительством Беннета-Лапида, а также правительством Нетаниягу в начале своего пути. Но сейчас из кабинета премьер-министра дует совершенно другой ветер. Нетаниягу подкупает своих партнеров по коалиции посредством огромных коалиционных бюджетов и подмигивает всем остальным, распределяя гранты и льготы без повышения налогов.

Как представляется в настоящее время, Нетаниягу проводит безудержную политику предвыборной экономики и пытается обеспечить свое политическое выживание за счет фатального ущерба экономике. Вероятно, он нарушит бюджетные рамки на сумму, необходимую для финансирования войны и воздержится от компенсирующих мер. Все это приведет к скачку бюджетного дефицита, а, значит, к огромному увеличению долгов Израиля.

Это можно сделать. Как уже говорилось, экономика находится в достаточно сильном состоянии, чтобы выдержать временный скачок отношения долга к ВВП до 66%, но долго так продолжаться не может. Экономика, которая опирается на постоянный рост долгов, потому что ее политики слишком ленивы и трусливы, чтобы принимать ответственные, но трудные решения, - это экономика, которая обречена на кризис.

Именно такую политику Израиль проводил после Войны Судного дня. По словам профессора Йоси Заиры, исследователя израильской экономики, расходы на оборону в то время подскочили с 19 до 30% ВВП, а субсидирование бизнес-сектора из-за огромного количества пропущенных резервистами рабочих дней взлетело с 4,5 до 12% ВВП. Израиль погрузился в нескончаемый цикл дефицита, огромных долгов, разрушительной инфляции и снижения экономического роста. Для местной экономики это было потерянное десятилетие, которое завершилось финансовым крахом – и только тогда, в 1985 году, в рамках программы стабилизации правительство приняло необходимые меры. Это была одна из самых болезненных экономических программ, когда-либо осуществленных в Израиле.

Передача проблемы следующему поколению

Решение ничего не делать и просто увеличить долги - трусливое решение. В лучшем случае это решение перекладывает нашу финансовую безответственность на наших детей за счет увеличения долгов. В наиболее вероятном сценарии это решение создает инфраструктуру для финансового кризиса, который разразится в Израиле в следующем десятилетии.

Это из категории таких же трусливых решений, которые Нетаниягу принимал за последние 15 лет в отношении Газы: откупаться от ХАМАСа деньгами и освобождать из тюрем террористов, раз за разом откладывая принципиальное решение проблемы. Но если слишком много лет не решать, а откладывать проблему, она вырастет до нестерпимых размеров. С ХАМАСом все закончилось гибелью 1500 человек и самой тяжелой войной за последние 50 лет. Для экономики это закончится длительным спадом и почти неизбежным финансовым кризисом.

Мейрав Арлозоров, TheMarker. Фото: Ronen Zvulun/Pool via AP

Метки:


Читайте также