Трахтенберг уходит, дороговизна жизни остается

Мануэль Трахтенберг покидает Кнессет. Вопрос даже не в том, почему глава комиссии, выработавшей рекомендации по борьбе с дороговизной жизни по следам волны социального протеста, решил оставить парламентскую деятельность и вернуться к преподавательской работе. Мы все ходим в магазин, заправляем машину, оплачиваем счета, поэтому ответ на это вопрос нам известен. Вопрос в том, что будет дальше с борьбой с дороговизной жизни. Замены Трахтенбергу в Кнессете нет и даже не потому, что он профессор экономики — в израильской политике не надо быть профессором, чтобы быть главным экономистом. Более того, не надо даже быть экономистом. В Ликуде пост специалиста по экономике занимает Нетаниягу, главным экономистом в Еш Атид является Лапид, главным экономистом НДИ (во время нахождения в оппозиции) являлся Леонид Литенецкий, в Кулану — по определению главным экономистом является министр финансов Кахлон.

Замены Трахтенбергу нет, потому что он изначально пришел в Кнессет по личному приглашению Герцога и Ливни в надежде на пост министра финансов с четко поставленной целью — борьба с дороговизной жизни. Он не пришел строить политическую карьеру в отличие от своих 119 коллег, но быстро понял то, что понимает каждый человек, прикоснувшийся к работе израильского парламента: депутат может хотеть абсолютно все, что хочет, но имеющихся в его руках инструментов хватает только на то, чтобы посвящать большую часть времени борьбе «за место под солнцем» — за заголовок, за упоминание в СМИ, за участие в телерепортаже, за несколько минут в студии телеканала. Да, депутатов всего 120 на всю страну, но для рядового израильтянина примерно 100 из них на одно лицо и народным избранникам приходится очень тяжело работать, чтобы выделиться среди своих коллег по цеху. Даже в социальных сетях сегодня уже никого не удивишь постом о том, что депутат помог бабушке перейти через дорогу. Надо что-то большее, с изюминкой. Целый град частных
законопроектов, зачастую заставляющих удивленно чесать затылок? Зачастую это не более чем попытка попасть в заголовки СМИ.

Трахтенберг понял, что рекомендовать, разрабатывать, стремиться и мечтать лучше за стенами Кнессета, потому что, попав внутрь, ты понимаешь, что стремления так и останутся стремлениями и только небольшой группе политиков дано принимать судьбоносные решения стоимостью в миллиарды, и даже далеко не все министры могут похвастаться такой привилегией. И эта группа «небожителей» во главе с премьер-министром абсолютно не заинтересована в снижении дороговизны жизни, так как с одной стороны — это снижение налоговых поступлений в казну государства, а с другой — удар по доходам экономический элиты, что совсем не входит в планы элиты политической. Будучи политиком, намного приятнее и выгоднее лоббировать элиты, нежели сражаться с ними. Результат налицо, вернее отсутствие результата.

Что осталось в политике от протеста? Трахтенберг уходит, Эли Алалуф, автор рекомендаций по борьбе с бедностью и депутат от партии Кулану, не скрывает своего разочарования бездействием правительства и повторяет при каждом удобном случае, что это его последняя каденция в Кнессете. Еще есть Став Шафир — королева популизма, Ицик Шмули, с головой ушедший в сферу решения проблем пожилых людей, и Яир Лапид. Давайте скажем, что Лапид просто не успел заняться дороговизной жизни. Хотел, но не успел. Вот, собственно, и все – был протест, но весь вышел. Осталась только дороговизна.

P.S. О том, как далеко готово пойти правительство в борьбе с дороговизной жизни, может рассказать и новая замечательная инициатива по расширению частного импорта. Правительство решило, что если оно не хочет заставлять крупных импортеров снижать цены, то в качестве альтернативы оно может позволить нам расширить частный импорт, покупая за границей по более низкой цене. Но проблема в том, что если дать нам возможность покупать много за границей, то мы перестанем ходить в магазины, платить налоги, еще не дай бог нанесем ущерб государству и владельцам сетей и торговых центров… Поэтому безналоговый потолок нам оставят на 75 долларах, но на них мы сможем приобрести значительно более широкий ассортимент товаров.

Юрий Легков, НЭП

Метки:


Читайте также