Детали

Тесты на еврейство ничего не докажут

Недавние сообщения в средствах массовой информации о том, что израильский раввинат использовал проверку ДНК для подтверждения еврейства, вызывают понятную тревогу. Израиль должен рассмотреть научность анализа ДНК, прежде чем прибегать к подобной практике.

Последние научные исследования выявили, что еврейский народ не может считаться ни генетически однородным, ни генетически уникальным. Не существует конкретного гена или генетического маркера, который доказывал бы, что он сугубо еврейский.

Хотя некоторые специфические генетические маркеры статистически обнаруживаются у евреев-ашкеназов по сравнению с неевреями, есть множество других евреев, у которых данные маркеры отсутствуют, что, собственно, делает этот фактор несущественным для доказательства еврейства.

Несмотря на укоренившийся за последние два столетия взгляд, сегодня раса квалифицируется, как чисто социальная конструкция, отнюдь не базирующаяся на генетике или некоем квази-научном подходе. Попытки использовать научные знания, чтобы доказать, кто в какой степени может считаться евреем, а кто – нет, потерпели неудачу.

В отличие от веры и идеологии, ДНК человека не изменяется в результате обращения в иудаизм или – напротив — ассимиляции. На протяжении тысячелетий некоторые неевреи становились евреями, а некоторые евреи становились неевреями; тем самым смешивалось и затемнялось любое подобие еврейского гена, которого, на самом деле, почти наверняка никогда не существовало.

Генеалогические ДНК-тесты могут сравнивать только ДНК человека с образцами ДНК в существующих базах данных, чтобы найти совпадающие последовательности ДНК.

Если, скажем, у человека X есть определенное количество последовательностей ДНК, которые идентичны человеку Y, а человек Y — еврей, то существует некоторая вероятность того, что они связаны друг с другом, и у них есть хотя бы один общий еврейский предок. Но, с другой стороны, возможно, что у человека X и Y есть общий предок, который не является евреем. Также сохраняется возможность того, что последовательности персон X и Y разделяет просто-напросто случайное совпадение.

Тестирование ДНК для доказательства происхождения видится куда более сложным, поскольку ДНК наследуется недетерминированно: человек получает половину своей ДНК от каждого родителя, но половина, которую вы получаете, кажется случайной, исходя из текущего уровня понимания.

Анализ ДНК не может в равной степени выявить информацию обо всех предках, так как следы некоторых предков неизбежно окажутся более доминирующими, чем другие, а некоторых предков вообще нельзя выявить. Не исключено также, что у большинства предков есть определенные генетические маркеры, но они изменяются при зачатии и становятся недоступными для отслеживания у данного конкретного человека и его потомков.

В публикациях СМИ указывается, что тесты, проведенные по заказу израильского раввината, анализируют митохондриальную ДНК, которая передается по наследству от матери. Теоретически, если придерживаться галахического определения того, кто считается евреем, — по материнской линии — это кажется идеальным тестом для определения еврейства. Если бы существовала база данных митохондриальной ДНК каждой еврейской женщины (включая новообращенных, то есть прошедших гиюр), тогда можно было бы просто провести анализ ДНК, проверить соответствие и — в яблочко! — у нас есть еврей.

Но такой базы данных нет.

Даже если верно предположение, что сорок процентов евреев-ашкеназов – потомки четырех женщин, как предполагает одно генетическое исследование, у нас нет ни возможности выяснить, были ли эти женщины галахическими еврейками, ни возможности проследить связь с ними, и все это не должно иметь никакого значения для раввината.

Рассмотрим сценарий, по которому две сестры-нееврейки выходят замуж: одна – за еврея, после того, как проходит гиюр, а вторая – за католика. На протяжении последующих поколений потомки сестры-католички остаются католиками, а потомки сестры, ставшей еврейкой, остаются евреями.

Спустя несколько поколений, дочери сестры-еврейки (прапраправнучке), которая взращена в еврейской семье, не отличающейся от какой-либо другой еврейской семьи, необходимо провести анализ митохондриальной ДНК, чтобы подтвердить, что она — еврейка. Но результаты проверки будут практически идентичны результатам проверки ДНК ее двоюродного брата – прямого потомка сестры-католички.

Спрашивается: что докажет такой тест? Ничего, кроме того, что у этих людей есть прямой предок по материнской линии. Каким же образом эта информация может оказаться полезной для раввината?

Поскольку ни одно из Божественных откровений не включало в себя последовательности ДНК древних израильтян, у нас нет исконно еврейской ДНК, которую можно принять в качестве ориентира для определения генетического еврейства. Генеалогическое ДНК-тестирование годится исключительно для того, чтобы выяснить, насколько тесно связаны люди между собой, но попытка определить носителей наследия или этническую принадлежность с помощью ДНК – это всего лишь упражнение в статистике.

Если главный раввинат прибегает к тестированию ДНК, чтобы подтвердить степень принадлежности к еврейству, то какого уровня статистической достоверности он требует? Если результаты анализа указывают на 85-процентную вероятность того, что некто может считаться носителем еврейской наследственности, достаточное ли это доказательство?

Более того. Какую базу данных ДНК использует раввинат для сравнения полученных результатов? Содержит ли эта база данных образцы ДНК каждой еврейской общины в мире, в том числе из Индии или Эфиопии, или база данных ориентирована на крупные еврейские общины выходцев из Европы?

Какая часть генома (совокупность ДНК, обнаруженная в одной клетке) может считаться последовательностью для проводимых раввинатом тестов, и как была определена эта совокупность?

Вот базисные вопросы, которые необходимо задать раввинату, чтобы оценить обоснованность научного метода, к которому он готов прибегнуть; результаты тестирования в значительной степени будут различаться в зависимости от методологии и образца ДНК.

Если же раввинат использует ДНК-тестирование для проверки биологического родства, к примеру, для ответа на вопрос, действительно ли мать данного человека – его биологическая мать, тогда тесты будут, конечно, надежнее, но в то же время они не смогут подтвердить еврейство. Тесты не могут определить, была ли биологическая мать галахической еврейкой.

В свое время Рамбам написал знаменитое письмо прозелиту Авдии, отвечая на вопрос последнего: может ли обращенный в иудаизм использовать от первого лица множественное «мы», «нас» и «наш» в отношении к еврейскому народу – во время молитвы, в одиночку или в синагоге?

Рамбам заключил, что те, кто принимает иудаизм и следует законам Торы, становятся потомками Авраама: «Подобно тому, как он обращал своих современников через слово и учение, он обращает грядущие поколения через завет, оставленный после него своим детям и своей семье».

Если израильский раввинат и раввинские авторитеты диаспоры начнут полагаться на ДНК-тестирование в качестве доказательства еврейства, это ознаменует собой серьезное отступление от традиций равенства и общности еврейского народа.

Это то мрачное будущее, в котором ваше еврейство и право на родство могут быть, в конечном итоге, измерены в лаборатории и рассчитаны по электронной таблице.

Ноах Слепков, «ХаАрец» М.К. К.В.

Фото: Эйяль Туэг



Реклама


Партнёры

Загрузка…

Политика

Реклама

RSS Партнеры

Send this to a friend