Теперь один общественный транспорт у нас будет для богатых, другой – для бедных

Реформа тарифов на проезд в общественном транспорте «Равенство в дороге» – важная веха пребывания Мерав Михаэли на посту главы минтранса. Равенство, о котором говорит глава партии «Авода», выражается в том, что дорога станет дороже для всех.

Впрочем, в первую очередь от этого пострадают представители социально слабых слоев населения. Реформа только обострит классовый раскол в Израиле. Теперь у нас будет транспорт для богатых и транспорт для бедных.

Реформа отменяет скидку, которой пользуются сейчас все пассажиры, оплачивающие проезд карточкой «Рав-кав». Это означает, что одни билеты подорожают на несколько десятков агор, а другие – на несколько шекелей. После введения новых тарифов расходы живущих на периферии пенсионеров увеличатся на несколько десятков шекелей в месяц. Не имеющая машины семья с пятью-шестью детьми, пользующаяся исключительно общественным транспортом и пару раз в месяц совершающая выезд в другой город, за год потратит на несколько сотен, а то и тысяч шекелей больше, чем сейчас.

Наиболее существенно подорожает проезд по железной дороге. Разница между билетами на автобус и на поезд между одними и теми же городами бросается в глаза. Родители из Хайфы, которые поедут на автобусе навестить своего сына в Ашкелон, заплатят за проезд немногим более сотни шекелей. Если же они захотят побаловать себя поездкой на поезде, им придется выложить около 200.

Так возникает транспорт для богатых и транспорт для бедных. Работодателям тоже придется выбирать между поездом и автобусом – по закону они обязаны возмещать своим работникам транспортные расходы. Обладателю востребованной профессии из Биньямины оплатят проезд на поезде и до Тель-Авива, и до Иерусалима, хотя это будет стоить 410 и 610 шекелей соответственно. А гостиничные горничные и больничные санитары будут вынуждены трястись на автобусе, с трудом преодолевающем утренние пробки. Ночью, по окончании вечерних смен, редких в эти часы автобусов будут дожидаться кассирши и охранники супермаркетов. Получающему минимальную зарплату работнику ни один работодатель не оплатит проезд на поезде. Это бедные люди – так пусть ездят с такими же бедняками, как они сами!

Правительственные чиновники, которые ездят на машинах, разрабатывали транспортные тарифы на основе расстояний. Например, за поездки внутри города жители Тель-Авива и Кирьят-Шмоны заплатят одну и ту же сумму. Это удобно для расчетов, но в этом нет никакого равенства. Житель Гуш-Дана заплатит 5,5 шекеля, чтобы доехать до больницы, филармонии или аэропорта. Для того чтобы доехать до врача или посетить концерт, жителю Кирьят-Шмоны придется заплатить в три раза больше – в случае если он поедет на автобусе. Если он решится сесть на предназначенный для богатых поезд, потратит еще больше.

В защиту Михаэли скажем, что не она придумала эту реформу. Над ней в течение всего прошлого десятилетия работало министерство финансов. Когда проект представили Исраэлю Кацу, опытному министру транспорта, тот сразу понял, что предлагаемые изменения нанесут удар по его избирателям – представителям социально слабых слоев и жителям периферии. Поэтому Кац реформу отверг.

В борьбе с чиновниками министерства финансов Каца поддерживали ультраортодоксы. Многодетные ультраортодоксальные семьи – постоянные пассажиры общественного транспорта. Потом на посту главы минтранса Каца сменил Бецалель Смотрич, но его каденция оказалась настолько короткой, что у него просто не было шанса провести столь масштабную и сложную реформу. Затем министерский портфель достался Мири Регев. Она быстро разобралась в том, кому угрожает реформа: сторонникам «Ликуда» и ультраортодоксам, разъезжающим по всей стране на автобусах. Регев тоже положила проект под сукно.

И тут пост министра транспорта заняла Михаэли. Здравомыслящая, стремящаяся к справедливости и к переменам к лучшему и… совершенно не знакомая с работой общественного транспорта, как и с людьми, которые им пользуются. Она упала в сети чиновников минфина, как зрелый плод с ветки дерева. «В крайнем случае проезд подорожает на несколько шекелей, зато мы наведем порядок», – пообещали чиновники министру. Что такое несколько шекелей для Михаэли? А вот порядок должен быть!

Но порядок нужен системе, а не пассажирам. Они нуждаются в сочувствии и справедливости.

Мейрав Моран, «ХаАрец». Фото: Охад Цвигенберг √

Метки:


Читайте также