Мнения

Так чем они занимались за 45 тысяч шекелей в месяц?

Итак, депутатов Кнессета наконец-то можно поздравить: пришел январь, и их зарплата выросла на 1 232 шекеля, с 44 019 до 45 251 шекелей. Вполне понятно, что при столь высокой зарплате такая надбавка не впечатляет, хотя в реальном мире она составляет почти 25 процентов от минимальной заработной платы.

Как уже не раз отмечалось, зарплата народных избранников выросла благодаря привязке к росту средней зарплаты в 2019 году. Так как зарплата депутатов финансируется из госбюджета, то мы, как налогоплательщики, имеем полное право поинтересоваться, что сделали для нас избранники в прошлом году. Естественно, кроме того, что дважды проголосовали за роспуск Кнессета.

До того, как мы разберемся в том, чем занимались депутаты в 2019 году, следует отметить интересную деталь. На сайте Кнессета указано, что его главная обязанность - принятие законов, охватывающих все сферы жизни Государства Израиль. Так вот, в последние годы депутаты, судя по всему, действительно решили охватить абсолютно все сферы жизни страны, выдавая на-гора огромное количество частных законопроектов. Злые языки даже утверждают, что депутаты больше думают о конкуренции между собой и пытаются «застолбить» любые мало-мальски перспективные направления, поставив законодательную деятельность на конвейер.

И с этими «злыми» языками трудно не согласится. К примеру, за три недели существования Кнессета 22-го созыва, при туманных перспективах формирования правительства, депутаты успели подать почти 1 000 законопроектов. В первый день работы предыдущего Кнессета, 21-го созыва, когда депутаты были настроены более оптимистично, было подано более 900 частных законопроектов. 73 из них, к примеру, были поданы депутатом Карин Эльхарар из партии Кахоль-Лаван. Ее однопартиец Мики Леви подал 70 законопроектов.

Неизбежно возникает вопрос, когда и каким образом депутаты, у каждого из которых есть всего три помощника, успели разработать такое количество законопроектов. Ответ на этот вопрос, удивительно прост. Прежде всего, депутатам и их помощникам ничего не надо придумывать: согласно проверке, проведенной Израильским институтом демократии, с 2000 по 2016 год в Кнессет было подано почти 23 000 тысячи частных законопроектов. Так что просто модно отыскать наиболее «перспективные» и подать уже от своего имени. Но дело еще и в том, что подавляющее большинство законопроектов не стоят той бумаги, на которой они напечатаны, нет никаких шансов на их продвижение, и депутаты Кнессета, в погоне за количеством, жертвуют качеством. К примеру, за время работы Кнессета 20-го созыва было подано рекордное количество частных законопроектов — 5 997, но 77 процентов из них (4 646) вовсе не продвигались и не попали на обсуждение Кнессета, и только 4 процента (246) были утверждены во втором и третьем чтении.

В время работы Кнессета 11-го созыва было подано всего 706 частных законопроектов, во время работы Кнессета 16-го созыва уже 4 707. Очевидно, что в работе законодателей наметился тренд, и он не пошел на пользу Кнессету —депутаты заслужили имидж популистов, использующих законодательную деятельность для получения заголовков или интервью в СМИ.

Следует обратить внимание на еще одну важную деталь: если законопроект утвержден в первом чтении, то работа над ним может быть продолжена во время работы Кнессета следующего созыва. Что в принципе очень важно, так как на работу над законопроектами, дошедшими до утверждения в первом чтении, было потрачено немало сил и времени, как консультантами, так и комиссиями, которые обсуждали законопроекты. Но быстрый роспуск Кнессета 21-го созыва практически «поставил крест» на всех законопроектах, работа над которыми велась во время работы Кнессета 20-го созыва. Возможно, можно было бы поискать какое-либо решение ввиду неординарности ситуации, но роспуск Кнессета 22-го созыва однозначно указал на то, что всю работу придется начинать сначала.

Но вернемся к 2019 году. Что успели сделать депутаты? Кнессет 20-го созыва был распущен 26 декабря 2018 года, Кнессет 21-го созыва отработал с 30 апреля по 29 мая, Кнессет 22-го созыва — с 3 октября по 12 декабря 2019 года. Таким образом, учитывая праздники, депутаты отработали в прошлом году около 2 месяцев. Независимая организация журналистов «Шакуф» (Прозрачный) подвела итоги того, что они успели сделать за это время.

Было проведено порядка 220 заседаний комиссий по сравнению с почти 10 450 заседаний за тот же период во время работы Кнессета 20-го созыва. За год депутаты всего 40 раз собирались на заседания Кнессета: 8 раз за время работы Кнессета 22-го созыва, 28 раз за время работы Кнессета 21-го созыва и 4 раза после роспуска Кнессета 20-го созыва (до выборов в апреле). Чем занимались депутаты в свободное время? Скорее всего занимались разработкой стратегии, которая позволит им убедить избирателей отдать голоса их партии, чтобы и дальше активно заниматься парламентской деятельностью. На это указывает и тот факт, что за год депутаты потратили 7,6 млн шекелей на связь с избирателями.

В общей сложности в 2019 году деятельность 120 депутатов Кнессета обошлись госказне почти в 130 млн шекелей. Возвращаясь к полученной надбавке к зарплате нельзя не упомянуть тот факт, что депутаты фракции Кахоль-Лаван приняли решение пожертвовать надбавку за три месяца (предвыборный период) — все депутаты сдадут 3 960 шекелей руководству фракции, а затем всю сумму пожертвуют.

Кроме частной инициативы фракции Кахоль-Лаван отказаться от надбавки на три месяца в 2020 году решили 11 депутатов, из которых 7 - депутаты НДИ (Авигдор Либерман, Одед Форер, Евгений Сова, Эли Авидар, Юлия Малиновская, Хамед Амар и Алекс Кушнир) и 4 депутата фракции Кахоль-Лаван (Мики Леви, Мики Хаимович, Изхар Шай и Орна Барбивай).

Юрий Легков, НЭП. Фото: Оливье Фитусси



Реклама


Партнёры

Загрузка…

Политика

Реклама

партнеры

Send this to a friend