Детали

Спасти систему здравоохранения и победить дороговизну!

Разработчики предвыборных платформ политических партий трудятся в последние дни, не покладая рук. Неожиданные объединения и расколы, внутренние противоречия и новые лица – все это вынуждает партийных лидеров освежать и корректировать написанные ранее программы так, чтобы они выглядели привлекательно для максимального числа избирателей.

Политическая платформа – это набор идей и компромиссных формулировок. Это — множество благих намерений и красивых идей, и полное отсутствие ответов на такие вопросы, как, например, где взять деньги на реализацию этих прекрасных идей. В партийных платформах ни слова не говорится о сопротивлении, которое необходимо преодолеть, чтобы воплотить их в жизнь.

Без подробного перечисления препятствий, мешающих реализации предвыборной программы, ее ценность остается символической. Для того, чтобы выглядеть серьезно, она должна включать три столбца: первый — идея и польза, которую она может принести, второй – источники финансирования проекта, третий – способ преодоления сопротивления его реализации.

Например, в предвыборной платформе значится пункт – ускорить строительство метрополитена в Гуш-Дане. В этом случае, в первом столбце необходимо указать: цель – решение транспортных проблем Тель-Авива и значительная экономия времени и средств. Во втором столбце нужно указать источник финансирования – это может быть повышение налогов, увеличение дефицита госбюджета или сокращение каких-то иных планируемых расходов. В третьем столбце нужно перечислить вероятных противников предлагаемого проекта. Например, если для ускорения строительства метрополитена нужно будет работать круглосуточно, в том числе, по субботам, кто выступит «против»? Наверняка это будут религиозные и ультраортодоксальные партии, а также профсоюзные объединения, которые потребуют выполнения закона о нормированных рабочих часах и об отдыхе. Возражать против круглосуточных работ будут и жители домов, расположенных в районе стройплощадок, которым придется страдать от ночного шума.

Перечислить противников проекта нужно вовсе не для того, чтобы пригвоздить их к позорному столбу. Просто общественность должна знать, по какой причине реализация столь важного проекта, как строительство метрополитена, растягивается на десять лет, а то и больше. А избиратель должен будет решить, кого поддержать: партию, выступающую за быстрое решение транспортной проблемы Тель-Авива, или партию, для которой важнее неуклонное соблюдение закона о нормированных рабочих часах.

Практика последних лет показывает, что даже когда все основные политические силы называют одним из главных приоритетов решение одной и той же проблемы – например, дороговизны – это не приближает ее решения. Внимание избирателей приковано к четырем конфликтам – между левыми и правыми, религиозными и светскими, евреями и арабами, ашкеназами и сефардами. Это позволяет различным лоббистам добиваться сохранения выгодного для них положения вещей: в одном случае, это экспортеры, в другом – сельскохозяйственные производители, в третьем – владельцы торговых сетей, в четвертом – крупные рабочие комитеты. У всех этих групп влияния есть свои представители в различных политических партиях.

Упоминание о лоббистах, которые попытаются вставить палки в колеса реализации красивого плана, демонстрирует серьезность намерений его авторов, их готовность идти до конца в борьбе за его реализацию. Добиться каких-то изменений стало особенно сложно в последние годы, когда каждая правительственная коалиция включает, как минимум, пять партий с противоречащими друг другу платформами. Нередко к этому добавляются и внутрипартийные противоречия.

Многие партии ставят во главу угла интересы того или иного социального сектора и не демонстрируют готовности к борьбе с мощными группами влияния, не желая платить неизбежную в таких случаях цену. Никто из участников правительственной коалиции не хочет играть роль злого следователя. Мы уже неоднократно становились свидетелями того, как самые красивые и прогрессивные проекты рушились под напором политической реальности. Так произошло, когда Нафтали Беннет на посту министра экономики хотел реформировать систему выдачи свидетельств о кашруте, но был вынужден сдаться вследствие мощного сопротивления раввината. Так произошло, когда министр финансов Моше Кахлон хотел ввести налог на третью квартиру или пытался воспротивиться соглашению с полицейскими, которое обошлось государственной казне в 22 млрд. шекелей. В обоих случаях он потерпел поражение.

Должен ли политик включать в свою предвыборную платформу только те планы, которые он наверняка сможет реализовать? В этом случае его программа будет выглядеть бедно и скудно. Невозможно добиться серьезных перемен, не причинив неудобств той или иной социальной группе. Если какое-то предполагаемое изменение выглядит приемлемым для всех – значит, оно недостаточно серьезное. Для того, чтобы добиться выполнения предвыборных обещаний, нужно, чтобы их реализация была указана в коалиционном соглашении. Как показывает практика, это также не дает стопроцентной гарантии, но, по крайней мере, демонстрирует серьезность намерений партии, давшей обещание.

Каждая идея, связанная с решением таких проблем, как транспортные пробки, очереди в больницах, непомерная дороговизна, растущий социальный разрыв, низкое качество государственных услуг, требует четкого разъяснения способа ее реализации. Необходимо ясно указать, сколько будет стоить решение проблемы и где предполагается изыскать средства на это. Но в запале предвыборной борьбы ее участники не хотят вызывать на себя огонь конкурентов и потому ограничиваются невнятными, или не вызывающими возражений идеями (например, «развитие транспортной инфраструктуры и системы просвещения»). При этом они, разумеется, ничего не говорят о том, откуда возьмутся деньги на их реализацию.

Сами Перец, «TheMarker«, Б.Е. К.В.

Фотоиллюстрация: Эмиль Салман



Реклама


Партнёры

Загрузка…

Политика

Реклама

RSS Партнеры

Send this to a friend