«Спасательный круг» минтуризма — не для всех?

После того, как стал действовать реализуемый министерством туризма в сотрудничестве с Управлением природы и парков проект, направленный на оказание помощи гидам, и появилась возможность регистрации для участия в проекте – неожиданно для себя сотни экскурсоводов обнаружили, что не соответствуют требуемым условиям.

В специальной форме, которую надо было заполнить, указывалось, что заявитель должен подтвердить: не менее 70 процентов его доходов связаны с обслуживанием зарубежных туристов, а кроме того, он должен говорить на каких-либо других языках, помимо арабского и иврита.

Журналистка Адас Йом-Тов из издания «Давар» побеседовала на эту тему с Цафриром Ишаем. По его словам, в предыдущем раунде он участвовал в проекте, как и другие гиды, однако на сей раз, пытаясь вновь записаться для участия в программе, потерпел неожиданное фиаско.

«На сей раз, когда я пытался перерегистрироваться, меня спросили, дает ли въездной туризм по меньшей мере 70 процентов моего дохода, и упал ли этот доход на 60 процентов, - говорит Ишай. – Мои потери от зарубежных туристов оказались невелики – между четырьмя и шестью экскурсиями, можно сказать, разовый заработок. Однако речь шла о том, чтобы поддержать гидов, которые и без въездного туризма остались без особого заработка. И если исходить из этого, то в целом мои доходы упали больше чем на 60 процентов, потому что не было, скажем, поездок со школьниками или туров для пенсионеров. Потому дело мое в такой же степени пострадало из-за коронавируса. Но я заполнил надлежащую форму – и не последовало никакой реакции».

Цафрир Ишай обрушивается с резкой критикой на министерство финансов, считая, что все его хвастовство не стоит и выеденного яйца: «Минфин постоянно повторяет, что якобы нашел решение для гидов, указывая на сотрудничество с Управлением природы и парков. Многие профессиональные экскурсоводы, и я в их числе, заняты как в сфере въездного туризма, так и в сфере специализированных образовательных туров и внутреннего туризма, и готовы сопровождать любые группы. Но поскольку я не был занят на 70 процентов во въездном туризме, я никому не нужен, и меня можно исключить из проекта».

По мнению Ишая, на самом деле, справедливей было ставить вопрос следующим образом: нанесен ли ущерб вашему доходу в том или ином процентном отношении по сравнению с 2019 годом? И те, чьи доходы действительно упали за истекшие два и более года, и должны участвовать в проекте; «иначе приходится говорить о дискриминации, которая не может не раздражать».

Йом-Тов упоминает, что примерно два месяца назад с большой помпой министерство главы правительства, министерства финансов, экономики и туризма представили программу помощи, в рамках которой государство взяло на себя обязательство профинансировать около 25 тысяч экскурсий (бесплатных для населения), за каждую из которых гидам будет выплачиваться по 1000 шекелей; и все этот пакет помощи оценивался в 25 миллионов шекелей.

«С тех пор многие туры были отменены, потому что министерство туризма вовремя не подписало соглашение с Управлением природы и парков, - пишет Адас, - а оно было подписано около недели назад с опозданием более чем на месяц. Но нигде в процессе разработки этого документа не указано, что будет делаться какое-то различие между гидами, специализирующимися на въездном туризме и внутреннем».

НКО «Морешет дерех», объединяющая гидов по въездному туризму, публично выступала с самого начала против проекта, высказывая сомнения в успешности задуманного предприятия, в основном, по двум параметрам: во-первых, речь не идет о достаточной компенсации, а во-вторых, создает нездоровую конкуренцию с гидами, чей главный заработок – внутренний туризм.

«Управление природы и парков в среднем выделяют в течение всего года примерно 2-3 тура на одного экскурсовода по цене 2-3 тысячи шекелей за тур. При этом в случае реализации проекта рынок наводняется бесплатными экскурсиями, - тысячами бесплатных туров, - и, тем самым, наносит серьезный ущерб гидам, давно работающим на внутреннем рынке», - так пояснила свою позицию НКО в документе, который был представлен кнессету около месяца назад. Однако из-за того, что грант, выделенный на оказание помощи индустрии туризма, весьма скуден, у гидов, занимающихся въездным туризмом, нет выхода, и они вынуждены подавать заявки на участие в вышеупомянутому проекте.

Как сообщила Адас Йом-Тов, ей, к сожалению, не удалось получить комментарий от министерства туризма и Ассоциации гидов.

Но для полноты картины я обратился за разъяснением к опытным израильским гидам.

Вот, в частности, что сказала Ирина Афремова: «Могу сказать только по поводу договоренности минтуризма с Управлением природы и парков платить по тысячу шекелей за экскурсию. Насколько я понимаю, у гида, который без работы, может быть максимум четыре таких экскурсии в месяц. Это, конечно, нисколько не решает проблемы. Хотя проблему можно было бы решить иначе: почему никому не приходит в голову хотя бы временно оформить гида на ставку. Что я имею в виду? Минфин мог бы переводить деньги для таких ставок в национальные парки, музеи или в фонд «Керен Каемет». Да, это, если хотите, своего рода замена пособия по безработице, но достойная замена, и человек уверен, что на ближайшие полгода он обеспечен постоянной работой, а не мечется рысью с места на место».

У одного из самых опытных израильских гидов Бориса Воловика несколько иной взгляд на «больную тему». Он считает, что данную ситуацию следует рассматривать, в зависимости от того, что происходит с каждым конкретным экскурсоводом, в зависимости от его умения и желания адаптироваться к новым условиям существования.

«Что касается меня, то я на сегодняшний день, в основном, работаю со школьниками, и загрузки у меня хватает, - говорит Воловик. – Видимо, это программа не для меня, но для тех, кто вообще остался без работы, и потому я думаю, что, учитывая ее условия, она продумана и организована правильно. Потому что в первую очередь надо помочь тем, кто был завязан исключительно на иностранном туризме и не переходил на внутренний рынок. Поверьте, это не так-то просто, и если люди не делали этого раньше, то сейчас им вряд ли удастся перестроиться. Но если моим коллегам удавалось совмещать работу с зарубежными туристами и работу с израильтянами, то им не составит труда работать практически в прежнем режиме, отказавшись только от иностранных туристов.

И пусть во время пандемии в силу объективных обстоятельств были вынужденные простои, сейчас «внутренних экскурсий», хоть отбавляй. Я вижу это по многочисленным объявлениям на русском языке. По крайней мере, по тому, кто и как их анонсирует. Значит, работа есть. Но в любом случае – это процесс, это рынок, надо приложить максимум усилий, чтобы на него пробиться, раскручивая свои услуги и свою собственную персону. Потому я еще раз повторю, и для меня это все равно, что забить гол в свои ворота: я хочу, чтобы действительно в первую очередь помогли тем, у кого другого источника дохода попросту не существует. Возьмите, к примеру, гидов, которые работают с паломниками. Они вообще не привыкли себя продавать – работали с компаниями, предоставлявшими им работу. И что им теперь делать? Как быть? Вот таким, собственно, и поможет этот проект, и потому у меня нет никаких возражений против заложенных в нем требований».

Однако я попросил Бориса Воловика прокомментировать и тот факт, что Ассоциация гидов, специализирующихся на въездном туризме, выступала против проекта из чисто этических соображений. На взгляд этой НКО, как уже говорилось выше, объявляя о бесплатных экскурсиях по стране и исходя из благих намерений, Управление по охране природы и парков наносит ущерб экскурсоводам, работающим с внутренним рынком, что, называется, «отбивают у них хлеб»: понятно, что люди предпочтут бесплатные поездки – платным.

По словам Воловика, экскурсии по Израилю, проводимые на русском языке, никак не задевают сегмент туров на иврите, и не пересекаются с ним, поскольку нередко носят авторский, эксклюзивный характер.

«Что я хочу сказать? Человек, который, к примеру, хочет поехать на бесплатную экскурсию в Кесарию, - это не тот, кто хочет отправиться в поездку по какому-то необычному, нестандартному маршруту, по которому он отправится впервые. И потому по внутреннему туризму это не ударит никоим образом, – поясняет Воловик. – Даже если и можно говорить об ущербе, то он настолько незначителен, что вряд ли стоит из-за этого паниковать».

У Бориса Воловика, как я уже говорил, загрузки хватает, расписан буквально каждый день, и большей частью он занят в образовательных турах со школьниками, причем, экскурсии ведет на иврите.

«Кстати, это еще один из вариантов возможной занятости гидов, - подчеркивает он, - но для этого надо знать иврит. Я не виню тех, кто не смог выучить язык – они шли работать гидами и полагались на свой русский, а кроме того, не все приехали в том возрасте, когда можно было овладеть ивритом до такой степени, чтобы вести экскурсии для школьников. Если же говорить обо мне, то я, наверное, счастливо избежал застоя, не пользуясь ни первый раз льготами от государства, ни сейчас».

Марк Котлярский, «Детали». Фото: Охад Цвигенберг

Метки:


Читайте также