Как известно, экономика Израиля достаточно успешно прошла нынешний кризис во многом благодаря отсутствию зависимости от сферы туризма. Если для многих стран туризм служит либо основой экономики, либо ее важной составляющей, а последствия сокращения туризма вылились в потерю десятков миллиардов долларов и миллионы безработных, то в Израиле все намного скромнее. И это обернулось для туризма бумерангом: когда экономика начала выходить из кризиса, государство попросту бросило туризм на произвол судьбы.

В министерстве туризма в последние годы с гордостью отмечали рост туристического потока вплоть до рекордной отметки в 5 миллионов туристов в 2019 году (почти 4,6 миллиона туристов и почти 400 тысяч однодневных визитеров). При этом подобная цифра – капля в море по сравнению даже с соседними странами, а вклад туризма в ВВП в 2019 году составил всего 2,6% по сравнению с 4,4% в среднем в странах ОЭСР (согласно отчету, подготовленному Центром информации и исследований кнессета в марте 2020 года).

Всего в туризме в 2019 году было занято порядка 140 тысяч человек – примерно 3,6% от общего числа занятых в Израиле. Другими словами, катастрофа в секторе туризма правительство не впечатлила. Более того, внутренний туризм никуда не делся и даже, наоборот, расцвел, что положительно сказалось на финансовых показателях гостиниц в Эйлате, на Мертвом море и в Тверии – которые к тому же поспешили задрать цены до небес, пользуясь закрытыми границами и желанием израильтян отдохнуть, поменяв обстановку.

Так что повторное закрытие Израиля для иностранных туристов 29 ноября не заставило правительство в срочном порядке изыскивать ресурсы, чтобы оказать помощь тем, чей доход зависит исключительно от внешнего туризма, в их числе небольшие гостиницы, турагенты, экскурсоводы и другие.

Во многом это объясняется, как уже отмечалось, скромным вкладом туристической отрасли в ВВП Израиля, но не только этим. На страже интересов отрасли стоит министерство туризма, но оно, как выяснилось, неплохо справлялось с распределением рекламных бюджетов для поощрения туризма в Израиль, а также с выплатой премий зарубежным авиакомпаниям и турагентствам за каждого туриста. Со спасением отрасли все оказалось сложнее, тем более что этим пришлось заниматься Йоэлю Развозову, который провел вместе с партией «Еш атид» практически всю свою политическую карьеру в оппозиции и впервые занял министерский пост.

Давно уже не вызывает сомнений тот факт, что министр не должен быть профессионалом в той области, за которую отвечает его ведомство. Как правило, в списках партий нет профессионалов в таких областях, как медицина, экономика, дипломатия, так как эти люди не ищут себя в политике. Непросто найти турагента в министерство туризма, нефтяника в министерство энергетики, директора школы в минпрос, эколога в министерство по защите окружающей среды, инженера-строителя в министерство строительства и так далее. При этом адвокатов в министерство юстиции и военных в министерство обороны как раз хватает.

И потому в назначении спортсмена Йоэля Развозова на пост министра туризма нет ничего необычного. Министерство спорта и культуры было закреплено за другой партией.

Но как защищать туризм, новоиспеченный министр не знал. Его помощники, конечно, сняли видеоролик на пляже, где министр мужественно выходит из воды в стиле Джеймса Бонда, но проблемы это не решило. Так же, как и не удалось новоиспеченному министру одним своим желанием снизить цены на отдых в Израиле. Владельцы гостиниц его выслушали, согласились, что в Израиле дорогой отдых, но цены снижать не стали. А зачем, если клиентам деваться некуда, а отдохнуть хочется?

По идее, как спасти туризм, должен был знать опытный гендиректор министерства Амир Халеви, который занимал этот пост в течение девяти лет при пяти министрах. Именно за время Халеви туристический поток в Израиль вырос с 2,9 миллиона туристов в год до почти 4,9 миллиона в 2019 году.

Но он подал в отставку, что не стало неожиданностью, так как еще летом этого года министр туризма Развозов намеревался назначить на его место Амира Соларски, в прошлом футболиста, с 2020 года руководителя полевого штаба «Еш атид». Назначение сорвалось, так как Соларски снял свою кандидатуру.

Халеви ушел, и в результате пост гендиректора министерства туризма занял генерал-майор запаса Дани Шахар, который до этого возглавлял Управление по борьбе с насилием, наркотиками и алкоголем. До этого после выхода в запас он работал начальником отдела в министерстве внутренней безопасности и исполняющим обязанности гендиректора муниципалитета Нетании.

Теперь в министерстве туризма и министр, и гендиректор – новички в этой области. Смогут ли они найти решения на фоне заявлений министра финансов о том, что в самых оптимистичных прогнозах на 2025 год «не видно даже миллиона туристов» и что турагентам и экскурсоводам пора менять профессию?

Здесь нельзя не вспомнить заявление министра туризма, сделанное им 4 августа. Выйдя к участникам демонстрации, организованной работниками туристического сектора возле места проведения туристического форума, организованного TheMarker, Йоэль Развозов сказал: «Если бы я знал, что мы будем жить с коронавирусом и закроем туризм на два года, я бы посоветовал вам сменить профессию. Я был уверен, что 1 августа мы откроем небо для туристов, и не думал, что мы пойдем в сторону нового закрытия. Мы находимся в мире неопределенности».

Так что, предлагая экскурсоводам и турагентам сменить профессию, министр финансов просто повторил слова министра туризма, прозвучавшие еще четыре месяца назад. Оптимизма это не внушает.

Юрий Легков, НЭП.  Фото: Эяль Туэг

Метки:


Читайте также