Сможет ли палестинское государство стать экономически жизнеспособным?

"Палестинское государство" - этого словосочетания долго не было в лексиконе израильских политиков и СМИ, пока президент США Джо Байден не поставил его на первое место в своем плане по прекращению войны в Газе, освобождению заложников и нормализации израильско-саудовских отношений. Премьер-министр Биньямин Нетаниягу тоже говорит о палестинском государстве, но всегда предваряет свои слова словами "его не будет". Однако как долго сам Нетаниягу еще будет у власти?

Логика плана Байдена - создать политическую обстановку и условия безопасности, способные сделать Ближний Восток менее конфликтным, чем сегодня. Но политические договоренности лишь в малой степени могут сдерживать войны, терроризм и неработающее правительство. «Арабская весна» и насилие, продолжающееся 13 лет после нее, доказывают, что независимость - не панацея. Если государство Палестина будет нищим и экономически стагнирующим, политическая нестабильность и насилие не исчезнут. А учитывая, насколько малы и близки друг к другу Израиль и Палестина, проблемы неизбежно перекинутся через границу.

Само по себе прекращение оккупации приподнимет экономику Западного берега и сектора Газа, которым больше не будут мешать контрольно-пропускные пункты и блокада. По оценкам Конференции ООН по торговле и развитию - ЮНКТАД - совокупные экономические издержки для палестинской экономики, вызванные израильскими ограничениями, с 2000 по 2019 год составили около 58 миллиардов долларов (в долларах 2015 года), что в 3,5 раза превышает размер экономики Западного берега и Газы в 2019 году.

ЮНКТАД склонна преувеличивать, когда говорит, что «экономика оккупированной палестинской территории процветала до оккупации в 1967 году". И сгущать краски, обрисовывая, насколько ужасными они стали после. Освободившись от власти Израиля, зарождающееся государство Палестина может рассчитывать только на год-два роста, когда вновь откроются артерии экономической жизни. А что потом?


Список постколониальных государств, добившихся экономического успеха, довольно мал, но есть и исключения. В балансе будущего государства Палестина есть и активы, и проблемы, которые можно изучить так же, как баланс корпорации, хотя и с меньшей точностью.

Активы

Природный газ. Считается, что месторождение Gaza Marine на шельфе Газы содержит около 30 миллиардов кубометров еще не использованного природного газа. Возможно, будет обнаружено еще больше. Если в Палестине наступит мир, это месторождение можно начать разрабатывать и сделать частью восточно-средиземноморского газового хаба. В отчете ЮНКТАД, при средней цене на газ в 2012-2017 годах, месторождение может принести 4,6 миллиарда долларов - после вычета затрат на разработку.

Полезные ископаемые Мертвого моря. Израиль и Иордания ежегодно зарабатывают миллиарды долларов, добывая поташ, бром и магний из Мертвого моря, часть которого граничит с Западным берегом. В докладе Всемирного банка за 2013 год сказано, что потенциальная добавленная стоимость палестинской экономики от добычи калийных солей, брома и магния составляет не менее 918 миллионов долларов в год, или 9 процентов ВВП.

Безусловно, газ и минералы не бесконечны, и Палестина не сможет стать ресурсной экономикой, как Россия или Саудовская Аравия. Ей придется искать конкурентные преимущества в других странах. У нее есть еще несколько активов, которые она могла бы использовать в работе.

Доступ к израильскому рынку. Палестинские националисты будут возмущены идеей тесных экономических связей с Израилем, тем более что Израиль является более крупной (в 2022 году ВВП в 522 миллиарда долларов, против 19 миллиардов долларов в Палестине) и более развитой экономикой (шестой в мире, по данным Global Finance). Но это делает Израиль крупным рынком для палестинских товаров, и еще более крупным - для трудовых услуг. Отключение от израильской экономики стало бы фатальным для Палестины.

Доступ к арабскому рынку. Теоретически, многие из 465 миллионов арабов по всему миру могли бы покупать товары с пометкой "Сделано в Палестине", в том числе - в поддержку своих новых независимых братьев и сестер. Но реальность такова, что трансграничная торговля между арабскими странами мизерна, и у Палестины не будет реальных конкурентных преимуществ, чтобы пробиться на арабские рынки. Это актив, но заставить его работать Палестине будет трудно.

Около половины людей, которые утверждают, что они палестинцы, живут за границей, в основном, в Персидском заливе. Многие построили бизнес, накопили капитал и регулярно отправляют деньги домой, чтобы помочь родственником. После подписания соглашений в Осло в Палестине произошел кратковременный всплеск инвестиций диаспоры (самым известным примером является компания Taybeh Beer). Независимость может, по крайней мере, на некоторое время оживить этот процесс.

Проблемы

Маленький внутренний рынок. Население Западного берега и сектора Газа составляет около пяти миллионов человек, что недостаточно для развития промышленности, основанной на эффекте масштаба. Сингапур и Швейцария стали экспортными державами, и сделали это с населением ненамного большим, но это - редкие исключения из правил. Палестинцам придется проявить очень сильные предпринимательские качества, чтобы добиться успеха, а шансы на это невелики.

Паршивое правительство. Одна из причин низких шансов в том, что, помимо предпринимательских качеств, палестинскому бизнесу также необходимо хорошее, активное правительство. А это они вряд ли получат. И при Палестинской администрации, и при ХАМАСе палестинский политический класс настолько коррумпирован и неэффективен, которую независимость вряд ли излечит одним махом. На Ближнем Востоке только Объединенные Арабские Эмираты и, возможно, в последние годы Саудовская Аравия могут похвастаться политическим руководством, ориентированным на экономику.

Скромный технологический сектор. Для небольшой страны с относительно хорошо образованной рабочей силой высокие технологии - очевидный путь экономического развития. Однако многочисленные попытки превратить Палестину в еще одну «нацию стартапа» не увенчались успехом.

Независимость могла бы решить инфраструктурные проблемы Палестины, но в стране на данный момент дипломы в области технологий получают меньше палестинцев, чем иорданцев или египтян, качество технического образования оставляет желать лучшего, а капитал для стартапов отсутствует.

Как ни странно, разрушение Газы - пассив, способный превратиться в экономический актив, хотя и ценой тысяч жизней. Если международное сообщество найдет средства, восстановление анклава позволит влить миллиарды долларов в экономику Газы и создать десятки тысяч рабочих мест на многие годы.

Таким образом, баланс Палестины выглядит благоприятно - но только если придавать равный вес каждому пункту. А на практике отсутствие хорошего и эффективного правительства может легко уничтожить большую часть активов, например, позволив коррумпированным чиновникам разбазаривать доходы от продажи природного газа или поставив политику выше экономики и отказавшись от экономических связей с Израилем.

Жаль, что в плане Байдена отсутствует реальное экономическое измерение. А два его компонента, которые могли бы дать толчок палестинскому экономическому развитию, - "обновленная" администрация (то есть, менее продажная) и демилитаризованное государство (что избавило бы Палестину от множества расходов), – не устраивают многих местных жителей. Таким образом, активы Палестины разрушаются еще до того, как это государство перестанет быть всего лишь политическим предложением.

Давид Розенберг, «ХаАрец», Н.Б. Фото: AP Photo/Majdi Mohammed

Метки:


Читайте также