Сможет ли Европа прожить без российского газа?

Несмотря на рост цен во всем мире из-за глобального кризиса цепочки поставок, в прошлом году потребление газа в Европе увеличилось примерно на 5,5% - до 552 млрд кубометров. Основными поставщиками газа в Европу является Россия, Норвегия, Алжир, Катар. На долю еще, примерно, 10 стран приходиться суммарно около 15% поставок. В последние годы поставки газа из России покрывали 25–30% всех потребностей ЕС.

Примерно 60% потребляемого на территории ЕС газа страны Евросоюза импортируют. Остальные 40% добываются - в частности, в Великобритании, Нидерландах, Дании и Германии. Но внутренние запасы газа стремительно сокращаются, и потому, по прогнозам, зависимость Евросоюза от импорта голубого топлива будет расти (даже несмотря на ожидаемое небольшое уменьшения спроса) - в основном из-за снижения добычи в странах Европы.

Газ в Европу поступает двумя путям: по газопроводам, и в виде СПГ (сниженный газ), на долю которого приходиться до 20% всех поставок. Основные газопроводы идут в Европу из РФ, Норвегии, Англии, Алжира и Турции, а основными поставщиками СПГ являются Катар, Австралия и США.

Подавляющую часть энергоносителей, особенно поступающих по газо- и нефтепроводам, потребители закупают по долгосрочным контрактам с привязкой к котировкам нефти. А как минимум треть СПГ покупают по спотовым контрактам, то есть на условии немедленной поставки и оплаты. Естественно, все продавцы пытаются заключить долгосрочные контракты, которые позволяют им планировать развитие своей добычи и поставки – тогда как покупатели хотя бы часть закупок пытаются сделать именно тогда, когда нужен газ. Ведь если заключен долгосрочный контракт, они обязаны заплатить за новый объем газа, даже если не использовали полностью ранее приобретенный. Или платить штрафы за недобор.

Собственно, первые трения «Газпрома» с немецкими энергетическими концернами E.on и RWE начались из-за того, что сейчас цена трубопроводного газа значительно превышает цены на спотовом рынке. Продавцам сжиженным газом иногда выгодно торговать на споте: уже после того, как их корабль с газом вышел из порта, он может изменить курс и уплыть к другому покупателю, предложившему более высокую закупочную цену. Так, еще в декабре прошлого года американские танкеры с газом, двигавшиеся в Азию, стали менять курс на Европу в связи с тем, что там резко выросшие цены на голубое топливо превысили азиатские: цены на условиях немедленной поставки и оплаты в Европе тогда достигли примерно 48,5 долларов США за 1 миллион британских тепловых единиц (БТЕ), когда в азиатском регионе платили лишь 41 доллар.

По мнению аналитиков, компании готовы даже платить штрафы за невыполнение обязательств, лишь бы продать СПГ по более выгодной цене. Всего в Европу и Турцию из США за первые 2 месяца 2022 г. ушло рекордное количество судов – 164.

Газ в Европе резко подорожал осенью 2021 года, когда регион столкнулся с ограничениями поставок: «Газпром» прекратил спотовые продажи и активно закачивал газ в российские хранилища. В конце года спотовая цена на газ в Европе по январским фьючерсам впервые превысила 2000 долларов за тысячу кубометров, что стало абсолютным рекордом за всю историю торгов. Вскоре цена достигла отметки в 2200 долларов, и продолжила расти из-за возможного замораживания Западом импорта российских энергоресурсов. А 7 марта 2022 года в газораспределительном центре TTF в Нидерландах апрельский фьючерс составлял уже почти 3900 долларов за 1000 кубометров.

В 2022 году поставки сжиженного газа в Европу могут достигнуть рекордных размеров. Многие экспортеры СПГ направляют теперь танкеры не в Азию, а в ЕС, ведь после резкого роста цен на природный газ привлекательность сжиженного значительно возросла. Да и сами европейцы увеличивают закупки СПГ, чтобы снизить зависимость от России.

Таким образом, война в Украине дает американским поставщикам СПГ возможность резко увеличить свои прибыли. В выигрыше окажутся компании, вроде Cheniere Energy Inc, которая за последние несколько месяцев уже заключила множество долгосрочных контрактов на экспорт СПГ в ЕС. В выигрыше также Gunvor, Trafigura и ряд японских предприятий с мощностями в Америке. При этом никаких скидок для своих европейских партнеров американские компании и не думают представлять: все идет по законам рынка.

Однако с закупками сжиженного газа Европа уже немного опоздала. Новые мощности СПГ почти полностью законтрактованы до 2027 года. По большому счету, если ЕС нужен газ, то нужно поспешить, чтобы уложиться в договоры 2025-2050 годов.

В 2021 году «Газпром» поставил в Европу около 150 млрд кубометров газа, а поставщики СПГ — 72 млрд кубометров. В Европе, включая Турцию, действуют около 30 крупных терминалов, способных принимать примерно 200 млрд кубометров сжиженного газа в год. Но компенсировать 150 млрд куб. м. российского газа с помощью СПГ вряд ли получится в ближайшей перспективе. Столько «свободного» СПГ в ближайшие 2–3 года просто неоткуда получить.

В итоге, пока Евросоюз строит планы, как быстрее отказаться от российского газа, «Газпром» резко нарастил поставки топлива в Европу, оставив позади и поставщиков СПГ, и Норвегию. Рынок продолжает жить по своим законам, и доходы российской компании могут превышать 350 млн долларов в сутки. В марте 2022 года «Газпром» увеличил поставки газа европейским потребителям. По данным операторов ГТС и ПХГ стран ЕС (ENTSOG и GIE), среднесуточный экспорт из России составляет 379 млн кубометров, без учета Турции. Это значительно выше показателей января (248 млн кубометров) и февраля (305 млн кубометров). Тем временем продолжается и отбор из хранилищ в Германии, Австрии и Нидерландах, где компания хранит газ.

Для того, чтобы полностью отказаться от закупок российского газа, Европе надо либо в разы нарастить поставки СПГ, что в ближайшей перспективе очень сомнительно, либо увеличить импорт трубопроводного газа.  Однако и с этим тоже проблема. Во-первых, подавляющее число трубопроводов в Европу загружены почти под полную их пропускную возможность (в том числе через турецкий газораспределительный центр). Во-вторых, Нидерланды и так работают на пределе своих возможностей, а Алжир из-за политических катаклизмов в регионе не стремиться наращивать мощности.

Значит, чтобы отключить Европу от российского газа, нужно построить несколько газопроводов, но это и огромные вложения, и долго. Скажем, чтобы поставлять израильский газ в Европу надо, как минимум, протянуть газопровод до Турции. Однако состояние израильско-турецких отношений пока не позволяет правительству Израилю так рисковать, отдавая поставки своего газа под контроль Турции. Но даже если с Турцией завтра все наладится, прокладывать газопровод придется вдоль берегов Ливана и Сирии, что тоже слишком рискованно.

Второй вариант - поставка газа по действующему газопроводу в Египет, оттуда на его заводы СПГ, а уж только потом в Европу. Однако имеющийся газопровод уже практически полностью загружен выполнением договорным обязательствам между Израилем и Египтом, а строить дополнительный пока никто не собирается.

Есть еще один вариант: строительство мощного газопровода из стран Персидского залива через Турцию в Европу. Но для этого надо утрясти проблемы или с Сирией, или с Ираном, по территории которых он пройдет. Заодно это снизило бы цены и на нефть. Не случайно 160 депутатов иранского парламента поставили подписи под декларацией, призывающей правительство этой страны использовать санкции, введенные Западом против России, чтобы добиться лучших условий на проходящих в Вене переговорах по ядерной сделке. "Поскольку украинский кризис повысил заинтересованность в иранском энергетическом секторе, попытки США добиться снижения цен на нефть должны быть увязаны с принятием легитимных требований Ирана", - говорится в документе.

Резюмируем: в ближайшей перспективе полностью заменить российский газ нечем. Понимая это, многие в ЕС пытаются вычеркнуть из списка отраслей, по которым бьют санкции против России, нефтегазовую отрасль. Они ссылаются при этом на собственные национальные интересы, особенно учитывая, что США в вопросах цен и поставок газа тоже блюдет исключительно свои, без каких-либо скидок для своих партнеров.

Юрий Бочаров, в прошлом – ведущий сотрудник министерства энергетики Израиля, ответственный за разработку нефтяных и газовых месторождений. Фото: Pixabay

Метки:


Читайте также