Детали

Сладкая иллюзия бизнеса с эмиратами

Очарованные гостеприимством и богатством ОАЭ, сегодня все хотят заключать с ними сделки. Не удивляйтесь, если из этого мало что получится.

Коронавирус сильно затруднил авиарейсы в Израиль и из Израиля, за исключением одного небольшого фрагмента отрасли. Это спрос на места бизнес-класса на маршруте Тель-Авив-Дубай, вызванный состоянием, которое мы называем «дубайской лихорадкой».

Еще до того, как две страны официально нормализовали отношения, представители двух ведущих банков Израиля встречались со своими коллегами из ОАЭ. Совсем недавно технологические инвесторы, такие как Харэль Маргалит и Джонатан Медвед, заключали сделки. Дубайские компании подали заявку на покупку израильской авиакомпании, достигли предварительного соглашения о транспортировке нефти из Абу-Даби по израильскому трубопроводу и выразили заинтересованность в торгах на покупку хайфского порта. Алмазная промышленность Израиля уже наблюдает за происходящим в Персидском заливе. Даже вино, производимое на (оккупированных!) Голанских высотах скоро будет доступно в мусульманском Дубае.

Кажется, что никто в Израиле не может противостоять очарованию Персидского залива. Но насколько все это реально? Одно дело проводить встречи и выпускать пресс-релизы, другое – делать на этом реальный бизнес. Есть веские основания сомневаться в этом.

Прямо сейчас даже самые рассудительные израильские бизнесмены не могут не быть поражены ОАЭ. Приятно оказаться в качестве почетного гостя в арабской стране, которая еще несколько недель назад была официально закрыта для израильтян.

Сверкающий горизонт Дубая, его роскошные отели и городские ландшафты излучают деньги, успех и светлое будущее. С учетом того, что суверенные фонды благосостояния владеют активами в сотни миллиардов долларов, нефтяное богатство Абу-Даби, похоже, созрело для сбора урожая.

Многое из этого иллюзорно. Коронавирус нанес особенно тяжелый урон экономике Дубая, потому что эмират очень сильно зависит от доходов от туризма и логистики в то время, когда мировые путешествия и глобальная цепочка поставок серьезно нарушены.

По оценкам Standard & Poor's, ВВП Дубая упадет на 11 процентов в этом году и не вернется к докоронавирусному уровню до 2023 года. Его расчетная долговая нагрузка в 148 процентов ВВП достаточно высока, чтобы S&P (фондовый индекс) не исключал помощи более богатого кузена Дубая, Абу-Даби.

Абу-Даби находится в лучшей форме, но доходы от продажи нефти, от которых он зависит, резко упали, и нет никаких признаков, что корона-кризис закончится в ближайшее время. По данным Economist Intelligence Unit, цена на нефть останется ниже уровня безубыточности в 70 долларов, необходимого ОАЭ для покрытия своих расходов, а это означает, что им придется занимать деньги и использовать активы своего фонда благосостояния.

Если бы проблемы ОАЭ были связаны только с коронавирусом, израильтяне могли бы набраться терпения и ждать лучших времен. Но это не так.

Еще до начала пандемии экономическая модель Дубая, предусматривающая постоянное строительство роскошного жилья, торговых центров и все более высоких небоскребов, подходила к концу. Не существует бесконечных запасов богатых эмигрантов, которые могут покупать дома в городе-государстве и делать покупки в его торговых центрах. Как безрадостное знамение времени, акционеры Arabtec Holdings, которые в свои славные дни построили Бурдж-Халифа, самое высокое здание в мире, проголосовали в прошлом месяце за ликвидацию строительной компании.

Дубай делает все возможное, чтобы найти новых эмигрантов, состоятельных пенсионеров, то есть последнюю целевую аудиторию, но это будет нелегко. Местные жители уже чувствуют себя вытесненными из-за большого количества иностранцев. В то же время крах строительной отрасли и сектора недвижимости давит на всю экономику.

Как ни странно, проблемы, с которыми сталкивается экономика ОАЭ, предоставляют Израилю одну возможность. Правители Дубая и Абу-Даби прекрасно понимают, что им необходимо изменить свою экономическую модель: в Дубае – отказаться от строительства, а в Абу-Даби – от нефти, и Израиль может протянуть руку помощи в развитии сектора высоких технологий.

Однако чтобы это произошло, это должны быть двухсторонние интересы. Понятно, что получат ОАЭ, если израильские стартапы перенесут свои исследования и разработки и, возможно, даже штаб-квартиры в Персидский залив. Непонятно, зачем израильским хайтек-компаниям на это идти.

ОАЭ щедро тратят средства на поддержку хайтак-стартапов, но деньги не занимают первое место в списке потребностей израильских высоких технологий. Даже в разгар пандемии коронавируса эта отрасль привлекает рекордные суммы венчурного капитала. В мире высоких технологий существует множество стартапов с второстепенными технологиями, плохим менеджментом или очень рискованными идеями, которые не приносят денег, кроме как в лучшие времена. Это те, кого, вероятно, соблазнят деньги ОАЭ, и, в конце концов, ОАЭ будут разочарованы.

Что действительно нужно израильскому технологическому сектору, так это квалифицированные сотрудники, чтобы восполнить острую нехватку рабочей силы. С этой целью компании открыли центры НИОКР в Восточной Европе, Индии, на Западном берегу и даже в Газе. Но все это места «дешевых талантов». В ОАЭ нет «дешевых талантов».

Это не может означать ничего, кроме серьезного разочарования. После многих лет мира и отсутствия торговли с Египтом и Иорданией, наконец, есть арабская страна, которая хочет вести дела с Израилем, но этого мало.

Дэвид Розенберг, «ХаАрец». Л.К. На фото: Дубай. Фото: pixabay



Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Политика

партнеры

Реклама

Send this to a friend