Финансы

Сколько стоят желтые жилеты?

А и в самом деле: может быть, протестные одеяния было бы дешевле заказать на одном из китайских сайтов? Почти наверняка – в Израиле одежда дороже. Только не забудьте, сколько стоит сегодня и сколько стоил раньше шкаф, в который вы повесили этот самый жилет после участия в очередной акции гражданского неповиновения.

«Другого индекса у меня для вас нет». Так могло бы заявить, но почему-то не заявляет экономическое руководство страны в ответ на популистскую критику – на голословные утверждения о росте цен в стране. Вместо этого, тот же Кахлон заявляет, что он не позволит очередному творожку подорожать на очередные 4-5 агорот.

Зачем играть в эти заведомо проигрышные игры вместо того, чтобы сослаться на индекс потребительских цен, однозначно свидетельствующий о том, что уже на протяжении многих лет цены на потребительские товары и услуги в Израиле практически не растут?

Буквально на днях ЦСБ опубликовало досадный для протестантов индекс потребительских цен за ноябрь, снизившийся на 0,3%. Но это ладно, просто неудачный для «желтожилетников» тайминг, и дело не в отдельном индексе за отдельный же месяц. Посмотрим, что произошло с ценами за длительный период – за время, прошедшее со времени летних протестов 2011 года.

Каждый желающий без труда может убедиться в том, что с июля 2011 года, то есть за семь с половиной лет, индекс вырос всего на 3,9%. Иными словами, цены росли примерно на полпроцента в год. И это при том, что Банком Израиля и правительством предполагался ежегодный 2-процентный рост. Если бы так и было, индекс потребительских цен за этот период повысился бы на 15%.

Может быть, этот индекс искажает ценовую динамику? Почему так получается, что многие искренне верят в злонамеренное искажение показателя? Методику расчета индекса атаковали неоднократно, не безуспешно. Возможно, дело, и в самом деле, заключается в том, что выставляя на стол очередную баночку с «коттеджем», мы гораздо лучше помним сколько заплатили за эту баночку и гораздо хуже о том, во сколько обошелся стол.

В ближайшие выходные очередной жертвой протестов станет «Осем», хотя концерн чуть ли не последним заявил о намеченном повышении цен. У израильтян плохая память, и о подорожании продукции «Тнувы», «Тары» и «Кока-колы» все уже забыли.

А даже если бы и не забыли? Продукты – далеко не главная статья потребительских расходов израильтян, ее доля в потребительской корзине (включая овощи и фрукты) составляет всего 17%. На транспорт и связь, например, уходит больше – 20%. И это, уже не говоря про расходы на жилье: на них ЦСБ отводит почти четверть потребительских расходов израильтян.

Составителей индекса потребительских цен чаще всего критикую именно за то, что в индексе не учитываются рыночные цены на квартиры. Но также обстоят дела и во многих других странах. Дело в том, что израильские статистики считают собственные квартиры не потребительским расходом, а инвестицией, такой же, во многом, как инвестиции в ценные бумаги.

Справедливо ли это? Пожалуй – да, справедливо. С тех пор, как квартира куплена, ее владельцев не слишком интересует происходящее на рынке жилья. Мало того, они рассчитывают на подорожание своего «актива» – так же как на рост курса приобретенных на бирже акций. Потребительские расходы на жилье ЦСБ учитывает, принимая в расчет аренду съемного жилья – сумму, которую арендаторы ежемесячно отдают квартировладельцам. Последние, опять-таки, не жалуются на рост квартплаты, напротив, они от такой «дороговизны» только выигрывают. Банк Израиля, кстати, несколько месяцев тому назад проверил, что было бы, если бы в индексе учитывался рост цен на сами квартиры. Результат для борцов с дороговизной разочаровывающий – инфляция не многим бы отличалась от официального показателя.

Можно даже утверждать, что жизнь в Израиле, действительно дорогая, в последние годы заметно подешевела. Потому что зарплаты росли гораздо быстрее, чем потребительские цены. Вчера ЦСБ опубликовало новые данные, из которых следует, что в 2017 году средняя зарплата по стране достигла 10.095 шекелей в месяц. В протестном 2011 году она была на 21% меньшей и составляла только 8.325 шекелей. А цены на потребительские товары и услуги, напомним, за то же время выросли менее, чем на четыре процента.

Евгений Весник, НЭП. К.В. Фото: Роман Позен



Реклама


Партнёры

Загрузка…

Политика

Реклама

RSS Партнеры

Send this to a friend