Государство

Сколько стоит эпидемия?

Борьба с эпидемией коронавируса – это война, и как на каждой войне жертвами ее становятся, в первую очередь, молодые люди, теряющие работу и заработки, вынужденные, к тому же, резко менять привычный образ жизни.

Новое исследование социологического центра «Мерказ Тауб», которое провели Дов Черниховский и Биньямин Бентель, посвящено степени готовности израильского общества к экономическим жертвам в обмен на сохранение человеческих жизней, исходя из принципов взаимной гарантии, лежащих в основе Закона о государственном медицинском страховании и с учетом экономических стандартов внедрения медицинских технологий в корзину лекарств.

В соответствии с критериями государственной комиссии по формированию корзины лекарств предполагается, что внедрение новой медицинской технологии в корзину эквивалентно экономической стоимости года жизни, которая составляет около 340.000 шекелей по ценам 2019 года.

В исследовании, проведенном центром «Мерказ Тауб», вышеуказанные принципы используются для решения морально сложного, но неизбежного вопроса: сколько денег мы готовы инвестировать в борьбу с эпидемией коронавируса?

Ответ на этот вопрос можно рассмотреть в двух аспектах: ценность жизни, спасенной благодаря жестким профилактическим мерам, и распределение бремени между поколениями с учетом распределения смертности от эпидемии и инвестиций в ее предотвращение по возрастным группам.

Для оценки ожидаемой смертности в Израиле исследователи из «Мерказ Тауб» использовали два источника информации о доле погибших среди пациентов разных возрастов: данные по провинции Хубэй в Китае и данные по Южной Корее.

«Основываясь на этих оценках, мы можем определить финансовый эквивалент предотвращения смертности, — объясняет профессор Черниховский. — Что касается эпидемии коронавируса, то, с одной стороны, мы учитываем экономические потери, вызванные карантином, а с другой — снижение уровня смертности, вызванное сокращением масштабов инфицирования, и уменьшение числа пациентов, нуждающихся в интенсивной терапии».

Согласно наихудшему сценарию, в отсутствие профилактических мер доля инфицированных составила бы 60% всего населения. Если исходить из показателей провинции Хубей, это означает, что в Израиле погибли бы 84 тысячи человек, что в денежном исчислении эквивалентно потере 24% ВВП. Иными словами, чтобы избежать реализации такого апокалиптического сценария, Израилю пришлось бы инвестировать сумму, равную 24% от ВВП.

Меры, которые уменьшат нагрузку на систему здравоохранения и снизят уровень смертности до показателей Южной Кореи (при сохранении 60-процентной доли инфицированных) эквивалентно 15% ВВП и соответствует 210 млрд. шекелей или 1,8 месяца работы народного хозяйства. Снижение на один процентный пункт этого уровня заражения будет означать сокращение числа умерших примерно на 580 человек, что соответствует 2,2 млрд. шекелей или около 0,15% ВВП.

Исследователи приходят к выводу, что даже если предположить, что этот ущерб был полностью вызван экономическим карантином, введенным для предотвращения катастрофического распространения эпидемии, и что в отсутствие профилактических мер доля инфицированных была бы выше на 10-12%, а уровень смертности был бы аналогичен таковому в провинции Хубэй, стоимость спасенных человеческих жизней соответствует критерию внесения новых препаратов в корзину лекарств.

Молодые и выздоровевшие финансируют стариков

Политика социального дистанцирования, направленная на предотвращение инфекции, снижает уровень смертности, особенно среди пожилых людей, в то время как экономические издержки безработицы и потери доходов несут работающие.

На сегодняшний день государственные расходы на здравоохранение составляют около 4,5% ВВП и включают бюджеты, перечисляемые больничным кассам в соответствии со стоимостью ухода с учетом показателей заболеваемости, обусловленных составом застрахованных по возрасту и другим критериям.

Тем не менее, размер налога на здравоохранение, за счет которого обеспечивается финансирование, зависит от дохода, а не от возраста или состояния здоровья. Таким образом, система здравоохранения фактически перераспределяет свои поступления в пользу тех, кто не в состоянии оплачивать ее услуги и тех, чье лечение обходится дороже.

Такое перераспределение осуществляется, главным образом, между населением трудоспособного возраста (59–20 лет) и пожилыми людьми и детьми, доля которых в потреблении медицинских услуг особенно велика. Так обстоят дела в обычное время, но сейчас, во время эпидемии, большинство ресурсов системы здравоохранения направлено на лечение лишь стариков. Традиционный и естественный довод «Дети – наше будущее» не работает, и это способно вызвать социальную напряженность в израильском обществе.

Александр Казин, НЭП. Фото: Гиль Элияху˜



Реклама


Партнёры

Загрузка…

Политика

Реклама

партнеры

Send this to a friend