SIM-карта есть, работы и денег нет. Как живется украинским беженцам в Израиле?

За последние три месяца из Украины в Израиль приехали 28 000 человек. Из них 15 000 не имеют права на репатриацию в соответствии с Законом о возвращении, и у них нет официального статуса беженца, поэтому им не разрешается работать, и они получают лишь минимальную помощь, в основном через «Джойнт».

Репатрианты имеют право на получение государственной корзины абсорбции, но специальной системы, помогающей им абсорбироваться в стране нет. И те и другие вынуждены пробиваться и устраиваться в новой стране без языка и без поддержки, одновременно пытаясь вывести оставшиеся в Украине деньги.

«Деньги потихоньку кончаются»

Дмитрий месяц назад приехал в Израиль из Запорожья. «Я живу у двоюродного брата. Думал снять квартиру, но понял, что это невозможно. Беженцы получают только SIM-карту и талоны на питание. Без разрешения на работу им мало что остается, кроме как ждать. Я получил деньги от родственников в США и Германии, но этого мне хватило бы не более чем на несколько месяцев на квартиру в Хайфе. Знакомые говорят, что уже сталкивались с нежеланием сдавать квартиры беженцам».

Нелли Бойко в марте приехала из Киева через Бухарест по туристической визе по приглашению друга и зарегистрировалась как беженка. «По прибытии местный адвокат урегулировал наши права, и мы сможем получить еще какие-то деньги», – говорит она. У Бойко нет банковского счета в Израиле, и она живет за счет денег, которые привезла из Украины: «Мы очень стараемся экономить, но деньги потихоньку заканчиваются».

Хотя Бойко прибыла в Израиль с кредитной картой, она не может снять деньги напрямую. «Я должна получить зарплату, но еще точно не знаю, как перевести ее в Израиль. Возможно, попрошу своего работодателя перевести деньги на израильский банковский счет. Я пока не собираюсь искать квартиру на съем, потому что это дорого, и мы не уверены, что останемся».

Нелли поясняет: «Я не могу и не хочу работать по-черному. Я человек независимый и самостоятельный. Попытаюсь уехать в Европу. Возвращаться в Киев я пока опасаюсь. Наш завод возобновил работу, но сократил штаты и урезал зарплаты, потому что нет заказов. В Европе я смогу зарегистрироваться как беженка и легально работать».

Аната Граенко рассказывает, что привезла из Одессы в Израиль своего отца и его жену, на которых не распространяется Закон о возвращении, и поэтому они здесь в статусе беженцев. «Это стало для меня очень сложной финансовой проблемой, – говорит Аната. – Необходимо покупать множество самых разных вещей и гораздо больше еды, а я не могу не помочь им». По ее мнению, государство должно дать беженцам возможность работать, чтобы они могли хоть частично зарабатывать себе на жизнь: «Мой отец не хочет быть зависимым от меня. Здесь много добрых людей, которые нам постоянно помогают, но государственной системы помощи нет».

«Мы в том возрасте, когда трудно начинать новую жизнь»

Зина Кругляк, 67-летняя пенсионерка из Днепра, приехала с мужем в Израиль полтора месяца назад. Работать в Израиле она не собирается: «Мы продолжим получать пенсию в Украине. Деньги можно переводить сюда, через мобильное приложение, но мы потеряем большую часть их стоимости. Лучше я буду оплачивать ими коммунальные услуги за киевскую квартиру».

В аэропорту Кругляки оформили корзину абсорбции – в течение полугода они будут ежемесячно получать 3600 шекелей. Еще 2300 шекелей в месяц – помощь на аренду квартиры в течение одного года. Когда они откроют банковский счет, то как беженцы получат еще 11 000 шекелей в качестве единовременной субсидии.

«Мы еще не знаем, хватит ли нам денег, которые мы получим, – говорит Зина Кругляк. – Месяц мы жили в отеле на всем готовом. Сейчас мы живем в маленькой квартире в кибуце, за которую пока платит наша дочь. Теперь нам нужно понять, как мы сможем со всем справиться. Мы в том возрасте, когда трудно начинать новую жизнь».

Бюрократы мешают, волонтеры помогают

Анастасия Гончарова приехала из Харькова одна, но с двумя собаками. «Я получила грант на сумму 6000 шекелей и переехала к маме, она здесь уже год, но я подыскиваю отдельную квартиру», объясняет Анастасия. По ее словам, самая сложная проблема – израильская бюрократия. Зато добровольцы помогают ей на каждом шагу: «По моему опыту, язык тоже не барьер – когда нужно было что-то перевести, приводили кого-то, кто говорит по-русски».

Несколько недель назад она начала работать продавцом в «Суперфарме», и говорит, что легко нашла эту работу. «Деньги, которые у меня есть на счетах в Украине, я решила сюда не переводить, потому что их мне хватит не более чем на три дня, – поясняет Анастасия. – Пока мне не нужно тратить деньги на жилье, потому что я живу с мамой, а вот когда и если я буду снимать отдельную квартиру, будет непросто». Анастасия говорит, что решила обосноваться в стране – продать квартиру в Украине, взять ипотечную ссуду и купить квартиру в Израиле.

«Не сдам квартиру тем, кто не говорит на иврите»

Тимур Гулиев приехал из Киева с женой и тремя детьми. Они получили 15 000 шекелей в качестве единовременной субсидии, им полагается корзина абсорбции (6500 шекелей в месяц) и помощь в оплате аренды – еще 3400 шекелей. Этого должно хватить на скромную квартиру в одном из дешевых районов Хайфы.

Его дети уже пошли в школу, и он начал искать работу. «Месяц мы жили в гостинице, – рассказывает Тимур, – и искали квартиру. В итоге нашли жилье в Хайфе. Это было непросто. Хозяева квартир один за другим прекращали обсуждать условия аренды, когда выясняли, что мы приехали из Украины».

Живущая в Иерусалиме Катя Копчик, родители которой бежали из Харькова, столкнулась с похожей проблемой, когда пыталась найти для них квартиру. Хозяйка одной квартиры заявила ей: «Я не сдам квартиру людям, которые не говорят на иврите». Несмотря на попытку Копчик убедить хозяйку в том, что она будет поддерживать с ней постоянную связь, пока родители живут в квартире, хозяйка отказалась. «Позор вам за то, что вы так относитесь к людям, сбежавшим от ада, – ответила хозяйке Копчик. – Позор, что это то, с чем они сталкиваются, приехав в Израиль».

Это не единичные случаи, а широко распространенное явление. Репатрианты и беженцы сталкиваются с недоверием к их возможностям оплатить полную стоимость аренды квартир. Особенно беженцы, которые почти не получают финансовой помощи.

Для получения дополнительной информации и помощи беженцам (не репатриантам) вы можете позвонить в Израильский филиал «Джойнт» по телефону *5130

Давид Тверски, «Двар ха-овдим б'Эрец-Исраэль». Фото: Гиль Коэн Маген⊥

 

Метки:


Читайте также