В стремлении доказать, что эпоха правления Нетаниягу осталась позади, Нафтали Беннет дистанцировался от резиденции на улице Бальфура и приобретенного при Нетаниягу «борта номер 1». Но если для отказа от переезда в столичную резиденцию премьер-министра нашлись причины – необходимость капитального ремонта, то с лайнером, на который потрачен уже почти миллиард шекелей, все сложнее. Так как он уже готов заступить на боевое дежурство.

На прошлой неделе, через полгода после формирования правительства, премьер-министр Нафтали Беннет впервые посетил официальную резиденцию премьер-министра на улице Бальфура. Фактически, как сообщила пресс-служба главы правительства, это была «короткая экскурсия, чтобы увидеть, как продвигается работа по подготовке резиденции к использованию».

Следует отметить, что работа не продвигается, хотя резиденция пустует с июня. Начало капитального ремонта, стоимость которого оценивают в десятки миллионов шекелей, отчасти из-за требований ШАБАКа по устранению недостатков в обеспечении безопасности, которые накопились за эти годы, а также из-за потребностей обновления старой инфраструктуры намечено на начало 2022 года.

Работы, согласно оценкам, займут примерно год, но и после этого семья Беннет не переедет в резиденцию, в которой более 12 лет прожила семья Нетаниягу. Нафтали Беннет продолжит жить и работать в Раанане, где в доме были произведены ремонтные работы и улучшена безопасность, также стоимостью более 10 миллионов шекелей. После завершения ремонта Беннет будет использовать резиденцию исключительно для встреч и ночевок в Иерусалиме.

С «бортом номер 1» все сложнее, так как в отличие от резиденции он готов принять премьер-министра. На встречу с президентом США Джо Байденом в Вашингтоне в конце августа Беннет отправился бортом «Эль Аль» – в его канцелярии сослались на то, что еще не было проведено лицензирование систем лайнера. В чем обвинили канцелярию Нетаниягу.

«С точки зрения безопасности самолет получил высшую оценку, – пояснили в министерстве транспорта. – Но необходимо еще провести лицензирование. Причем каждой из систем по отдельности с учетом того, сколько секретной аппаратуры там установлено. Самолет нельзя эксплуатировать, пока эта процедура не завершена. И здесь хоть и есть некоторый прогресс, но медленный. Канцелярия прежнего премьер-министра часто не представляла должным образом заполненных документов, из-за чего процесс растягивался. Если бы обмен документов проводился правильно и профессионально, все закончилось бы быстрее».

Позволю себе предположить, что в канцелярии Нафтали Беннета, популярность которого, согласно опросам, находится где-то на уровне дна Марианской впадины, не могут себе даже представить использование лайнера, являющегося наследием Нетаниягу. Сам Беннет не высказывался по поводу использования лайнера, неизвестна и позиция по этому вопросу коалиционных партнеров. Кроме Яира Лапида, который считает, что от лайнера необходимо избавиться любой ценой, даже продав себе в убыток.

И вот на этой неделе стало известно, что все разрешения получены, лайнер Boeing ER767-300, известный как «Крыло Сиона» или «борт номер 1», лицензирован на год и может заступить на боевое дежурство.

Хватит ли у Нафтали Беннета уверенности в себе, чтобы подняться на борт «приобретенного для Нетаниягу» лайнера? Если он так и не решится, а «правительство перемен» переживет ближайшие два года, то с августа 2023 года у «борта номер 1» точно нет никаких шансов подняться в небо, так как место премьер-министра займет Яир Лапид. И тогда Boeing ER767-300 будет и далее пылиться в ангаре.

Продать его в нынешнем виде невозможно, так как на нем установлено специальное и секретное оборудование. Значит, если будет принято решение продавать, оборудование начнут демонтировать. Так как в качестве пассажирских 767-е больше не используют, его можно будет продать, наверное, только как транспортный самолет, то есть с огромными убытками и после конверсии.

Месяц назад Forbes сообщил со ссылкой на собственные источники на авиарынке, что миллиардер Роман Абрамович выставил подобный Boeing 767-300ER на продажу «всего» за 100 миллионов долларов.

Юрий Легков, НЭП. Фото: Оливье Фитусси

Метки:


Читайте также