Сальмонелла в шоколаде: почему мы не узнаем вовремя?

В Израиле появились подозрения на заболевание из-за присутствия бактерий сальмонеллы в продуктах «Штраус». Компания объявила вечером во вторник, 26 апреля, что результаты лабораторных анализов на сальмонеллу некоторых продуктов оказались положительными. Это продукты, которые снимали с полок в рамках возврата товаров. Ответственность ложится не только на самого крупного производителя в отрасли, но и на министерство, которое отвечает за здоровье всех нас.

Министерство здравоохранения, занятое судьбоносным вопросом о прекращении тестирования на коронавирус в аэропорту «Бен-Гурион» (что до сих пор не предотвратило проникновение новых штаммов в Израиль), полностью забросило общественное здравоохранение.

Бактерии сальмонеллы содержатся во многих продуктах питания, и заражение считается особенно опасным, когда речь идет о продуктах животного происхождения, таких как мясо, рыба и яйца.

Их присутствие в другой продукции пищевой промышленности обычно менее опасно, но и гораздо более «хитроумно»: в то время как отравление животной пищей очевидно и происходит немедленно, ущерб в результате воздействия сальмонеллы из других пищевых продуктах может быть обнаружен спустя долгое время после употребления зараженного продукта.

Время, безусловно, критический фактор для понимания нынешней ситуации: компания «Штраус» («Штраус – Элит») объявила, что действовала в соответствии с правилами министерства здравоохранения в отношении информирования населения о подозрительных пищевых продуктах.

Минздрав поторопился поддержать производителя, причем сама скорость ответа (весьма нехарактерная, это знают все, кто когда-либо обращался за ответом в минздрав) вызвала подозрения: а кого они реально защищают?

Почему бы не информировать общественность заранее?

Надзор за производством продуктов питания в Израиле, как и в большинстве стран западного мира, жесткий: фабрики часто даже сами инициируют проверки, которые должны выявить отклонения в составе продуктов питания. Образцы отправляют в лабораторию, результаты расшифровывают – и часто проходит много времени, много дней, прежде чем предупреждение дойдет до потребителей, если вообще дойдет.

Прямым следствием этого является то, что во многих – слишком многих – случаях подозрения на загрязнение пищевых продуктов отзыв продуктов из продажи происходит после того, как покупатели уже употребили их. Так и в текущем случае с компанией «Штраус», когда собирают с полок продукты, изготовленные два месяца назад.

Другими словами: между моментом производства и обнаружением проблем проходит слишком много времени, не говоря уже о предупреждении населения и сборе с полок. Обычно по протоколу делают так: рассылают письмо с подробным указанием розничным продавцам названия товара, номера партии, даты производства и срока годности – и призывом убрать товар с прилавков.

В случае продуктов, продаваемых в самых разных конечных точках, таких как шоколадные батончики, которые продают не только в супермаркетах, но и в киосках, на базах ЦАХАЛа и в торговых автоматах, можно предположить, что проходит много времени (если вообще до этого доходит), пока во всех точках продаж товар убирают с полок.

А если это так, то зачем вообще публичное предупреждение потребителям публиковать одновременно с письмом об отзыве товара из торговли? Почему нельзя выпустить предупреждение населению в момент обнаружения опасности, а не ждать сбора с полок (что в случае с шоколадными батончиками очень сложно или невозможно)?

Отчетность есть, а контроля нет

Но даже в этом случае общественное здоровье зависит от доброй воли различных торговых сетей и других продавцов. Почему? Хотите верьте, хотите нет, но в минздраве нет инспекционного подразделения, которое должно было бы следить за тем, чтобы подозрительную продукцию действительно убирали с полок магазинов.

Более того, в случае со «Штраусом» подозрительные шоколадные изделия (и другие товары, содержащие шоколад – молочные деликатесы и мороженое) начали собирать с прилавков только примерно через неделю после того, как стало известно о возможной опасности. Причина – полупраздничные дни Песаха и особенно длинные выходные, в течение которых наверняка многие израильтяне употребляли в пищу продукты с подозрением на зараженность сальмонеллой.

Здесь уместно напомнить: в отличие от «обычных» пищевых отравлений, в которых мы понимаем, что надо винить киоск фастфуда, где мы ели днем, сальмонелла в некоторых готовых продуктах может проявлять себя только спустя долгое время после употребления.

Можно было бы ожидать, что минздрав обвинит производителя, но в случае со «Штраусом» он быстро встал на его сторону, подтвердив заявление компании о том, что информация была предоставлена ​​общественности в соответствии со всеми обязательными процедурами и правилами. И поскольку это так, то проблема именно в процедурах – то есть в тех, кто их пишет, и в тех, кто отвечает за их выполнение в минздраве.

Горовиц, возьми на себя ответственность!

Министерство, которое должно защищать нас от болезней и по совету которого за последние два года были введены все коронавирусные ограничения (во избежание сомнений, почти все они были признаны необходимыми), пренебрегает общественным здоровьем. Нет надзора, нет контроля выполнения решений – и как итог: здоровье потребителей продуктов питания в Израиле (то есть всех нас) отдано на милость производителя.

Надо сказать: нет производителя, который намеренно сбывает опасный товар. И все же трудно отделаться от ощущения, что тот, кто должен нас оберегать, не только заснул на страже, но и не удосужился даже явиться на дежурство!

Министр здравоохранения Ницан Горовиц быстро взял на себя ответственность за (временную?) победу над «короной», приняв решение снять маски. Проявит ли он общественное мужество и возьмет ли на себя ответственность за лишнюю неделю? Неделю, которая прошла с того момента, как стало известно о возможном присутствии сальмонеллы в самых популярных продуктах питания Израиля, и до того момента, когда общественность узнала об опасности?

Нир Кипнис, Walla/«Детали». Фото: Эяль Туэг √

Метки:


Читайте также