Детали

Раввинский суд: нет кашрута — нет детей

Районный раввинский суд Хайфы установил прецедент: передал детей под опеку отца и отменил их встречи с матерью на том основании, что она больше не ведет религиозный образ жизни. Отец заявил, что его бывшая жена записала детей на лечебное плавание под руководством женщины и кормила их некошерной пищей, хотя обещала воспитывать их в религиозных традициях.

При этом отец был признан виновным в насильственных преступлениях, и сотрудники органов соцобеспечения рекомендовали оставить детей в возрасте пяти и восьми лет под материнской опекой. По словам представителей соцобеспечения, дети против того, чтобы жить с отцом.

Согласно закону, раввинский суд обладает всеми полномочиями принимать решения о родительской опеке и отклонять рекомендации социальных работников. Если дело сначала открывается в раввинском суде, суд по семейным вопросам не может в него вмешаться. В случае, если одна из сторон желает подать апелляцию, ее можно подавать только в Высший раввинский суд. Решения Высшего раввинского суда можно обжаловать только в Высшем суде справедливости (БАГАЦ), который очень редко вмешивается в решения раввинов - в тех случаях, когда полагает, что раввинский суд превысил свои полномочия.

Семейная пара, о которой идет речь, развелась около трех лет назад, и раввинский суд постановил передать детей под опеку матери. По расписанию встреч дети ночевали у отца дважды в неделю. После развода бывшие супруги продолжили воевать друг с другом, подавая один судебный иск за другим. В прошлом году бывший супруг заявил, что его бывшая жена подстрекает детей против него, и что ее новый ухажер оставался ночевать в ее квартире. После этого раввинский суд передал детей под опеку отца. Но по расписанию встреч дети ночевали у матери два дня в неделю. Мать сказала, что после того, как раввинский суд лишил ее родительской опеки, она действительно разочаровалась в религии и решила вести светский образ жизни.

В мае этого года отец детей заявил в суде, что его бывшая жена ведет светский образ жизни, и суд лишил ее возможности видеться с детьми. Так что дети вообще не могут ночевать у матери. Постановлением суда было запрещено посещение одним из детей сеансов лечебного плавания, которые проводит женщина. В решении говорится, что отдать ребенка на лечебное плавание можно, только если сеансы будет вести мужчина. Как утверждает мать, ей пришлось под давлением подписать соглашение, по которому получение «гета» (религиозного свидетельства о разводе) и свидания с детьми были обусловлены ее религиозным образом жизни.

«Дети говорят о насилии со стороны отца»

Со времени передачи родительской опеки отцу социальные работники, которые курируют эту семью, представили два рапорта, в которых говорилось, что в интересах детей находиться под опекой матери. По словам сотрудницы местного отдела социального обеспечения, «дети говорят о насилии со стороны отца, особенно в отношении старшего мальчика». Она отметила, что отец не сотрудничает с социальными работниками и все отрицает, поэтому в конечном итоге было рекомендовано «рассмотреть возможность передачи исключительной родительской опеки матери и изменения расписания встреч таким образом, чтобы отец забирал детей к себе только один раз в неделю».

Во втором рапорте, поданном в августе отделом социального обеспечения, рекомендуется восстановить расписание встреч детей с матерью, а затем даже установить совместную равную опеку. «Похоже, что между матерью и детьми существует тесная неразрывная связь, - говорится в рапорте, - а старший сын явно возражает против общения с отцом». В рапорте также отмечается, что мать сотрудничала с социальной службой, а отец отказался.

Раввинский суд не принял во внимание рапорты социальных служб: после первого, в котором рекомендовалось передавать детей под исключительную опеку матери, он предписал полностью прекратить свидания детей с матерью, за исключением встреч в специальном центре, на том основании, что мать нарушила соглашение о разводе.

«К нам обратился отец по поводу поведения матери детей, которое включает запись ребенка в смешанный кружок лечебного плавания, кошерность ее еды в целом и в Песах, в частности, а также тот факт, что она состригла ребенку пейсы», - говорится в решении раввинского суда. А после второго рапорта, в котором рекомендовалось возобновить встречи с матерью, раввинский суд отклонил рекомендации социальных работников и распорядился, чтобы они рассмотрели жалобы отца на светский образ жизни матери.

В 2012 году против отца было подано обвинительное заключение за угрозы в адрес жены после того, как она взяла без спроса его машину, чтобы куда-то съездить. «Муж угрожал сжечь всю ее одежду, а затем позвонил теще и тоже ей угрожал: «Я перережу всю твою семью. Я сожгу вас всех», - говорится в обвинительном заключении. В двух других случаях отца признали виновным в угрозах госслужащему и секретарю поселка, где он проживал.

В то время отец утверждал в суде, что у него проблемы с психикой, и представил доказательства. После этого суд смягчил ему приговор. Через несколько лет он заявил в раввинском суде, что у него не было психических проблем, что он симулировал психическое заболевание и представил липовые справки, чтобы суд смягчил приговор.

«Это просто показывает, что у этого человека криминальный ум», - заявила мать детей. Ее адвокат отметил, что они несколько раз просили раввинский суд сообщить о психическом состоянии отца, потому что он получал пенсию по инвалидности от Института национального страхования. По словам матери, ему платят пособие, потому что он страдает параноидальной шизофренией. «Но раввинские судьи проигнорировали все наши просьбы, - говорит адвокат. – Поведение раввинского суда в целом выглядит очень странно. Мы намерены обратиться в БАГАЦ».

Администрация раввинского суда прислала ответ на наш официальный запрос: «Дела по семейным вопросам носят конфиденциальный характер, а заседания проводятся за закрытыми дверьми, так что обсуждать их на страницах газет невозможно, несправедливо и нежелательно. Раввинские суды выступают против сотрудничества со СМИ и ответов на их официальные запросы, когда дело касается разводов, и у каждой стороны есть своя версия происходящего. Это судебные дела, которые учитывают множество разных аспектов и соображений, и носят интимный и конфиденциальный характер. Рапорты социальных служб также носят конфиденциальный характер, и их публикация запрещена законом».

Аарон Рабинович, «ХаАрец», Ц.З. К.В. На фото: в раввинском суде. Фото: Тали Мейер



Реклама


Партнёры

Загрузка…

Политика

Реклама

RSS Партнеры

Send this to a friend