Рабочие организации не спешат бастовать: неуклонное снижение числа забастовочных дней в Израиле за последние 20 лет

Согласно новому исследованию «Форума Арлозорова», забастовки в последнее десятилетие чаще всего использовали для защиты прав самых малообеспеченных рабочих.

Забастовка и угроза забастовки в последние годы способствовали повышению минимальной заработной платы, заработной платы социальных работников, повышению безопасности в строительной отрасли и реализации трудовых прав работников по уборке и охране, оформленных через аутсорсинговые компании. Исследование также показывает, что наряду с борьбой за улучшение условий труда забастовки были необходимы для обеспечения самого существования права на организацию.

Авторы исследования доктор Михаль Штейн и доктор Асаф Бонди обнаружили, что в последние десятилетия в Израиле наблюдается постоянная тенденция к сокращению числа забастовочных дней и количества бастующих работников.

Например, в 2003 году в результате забастовок экономика потеряла 1357 рабочих дней в расчете на каждую тысячу наемных работников. Потом число потерянных экономикой рабочих дней постепенно сокращалось и в 2011 году составило всего 209 рабочих дней в расчете на тысячу наемных работников. В 2019 году – всего 32 дня в расчете на тысячу наемных работников.

Снижение количества забастовочных дней наблюдается все последнее десятилетие, но 2020 год был исключением в связи с продолжающейся борьбой социальных работников за улучшение условий труда. Также забастовки были в еще одном секторе: преподаватели государственных колледжей добивались для себя элементарных трудовых прав.

Официальные данные за 2021 год еще не опубликованы, но можно уже дать оценку забастовочной активности: в прошлом году не было резкого увеличения числа рабочих дней, потерянных экономикой из-за забастовок, несмотря на несколько забастовок в разных секторах, включая связь, здравоохранение и другие.

В системе здравоохранения, которая последние два года противостоит эпидемии коронавируса, медперсонал объявлял забастовку в знак протеста против насилия по отношению к ним со стороны пациентов и их родственников. Кроме того, в 2021 году около 13 тысяч административных и хозяйственных работников системы здравоохранения также объявили забастовку из-за экстремальной нагрузки на работе и отказа минфина добавить новые ставки, чтобы облегчить ситуацию.

«Профсоюзные организации в Израиле ясно и последовательно показывают, что они не хотят забастовок и предпочитают решать трудовые споры в диалоге с работодателями и государством, – говорят исследователи Штейн и Бонди. – Работники, как и работодатели, понимают, что забастовка бьет по всем. В том числе и по работникам. Это понимание привело к тому, что профсоюзы считают забастовку самой последней мерой, когда нет другого выхода. С другой стороны, эффективность забастовок от этого повышается. Забастовки становятся эффективным механизмом для решения трудовых конфликтов».

В то время как профсоюзные организации в Швеции или Дании могут практически неограниченно пользоваться правом на забастовку, в Израиле, по мнению исследователей, возможности профсоюзов весьма ограничены. В отчете показано, что право на забастовку, которое служит основным инструментом проявления солидарности, особенно когда работники стремятся к достижению социальных целей для самых слабых и малоимущих групп населения, подпадает под правовые ограничения. Часто эти правовые ограничения создают барьер, мешающий работникам демонстрировать солидарность с другими и продвигать широкие социальные цели. Именно эти ограничения в значительной степени подпитывает критику в адрес профсоюзов, которая оспаривает само право на забастовку – якобы бастуют и добиваются своего только «сильные» профсоюзы.

Согласно исследованию, в Израиле растут тенденции к ограничению прав на забастовку в судах по трудовым конфликтам. Причем даже в тех случаях, когда забастовка не является запрещенной законом забастовкой по политическим причинам. При этом суды по трудовым конфликтам замораживают объявленные забастовки, препятствуя тем самым поиску компромисса и решению проблемы. Суды лишь затягивают трудовые споры.

Примером этого является семилетний запрет на забастовку работникам морских портов, вынесенный судом по трудовым конфликтам. Работники бастовали, пытаясь урегулировать последствия портовой реформы, которая отразилась на их условиях труда. Запрет, вынесенный в 2013 году, оставался в силе до 2021 года, и только после его снятия стороны пришли к компромиссу и подписали соглашение о реформе. Так что наряду с сокращением возможностей рабочих организаций бастовать для достижения социальных целей растут тенденции судов к сокращению использования права на забастовку, что становится препятствием для нахождения компромиссов в трудовых спорах.

«Влияние права на забастовку и его использование в Израиле подчеркивают жизненную важность этого фундаментального права, – говорит гендиректор «Форума Арлозорова» Амит Бен-Цур. – Те, кто хочет ограничить право на забастовку, на самом деле хотят лишить сильные профсоюзы возможности проявлять солидарность и бороться за права самых слабых, добиваться важных социальных целей. Обсуждение, основанное на фактах и профессиональном анализе, будет способствовать общественному признанию огромной важности этого права для израильской демократии».

Ницан Цви Коэн, «Давар», Ц.З. Фото: Гиль Элиях √

Метки:


Читайте также