Путин угрожает Украине – и цены на пшеницу растут

Угроза вторжения России в Украину, известную как «житница Европы», привела к росту цен на пшеницу на 7% за последние две недели. Эксперты не исключают, что в случае международного конфликта цены на пшеницу могут взлететь и на 20%. Израиль пытается сохранить мнимый нейтралитет

Глядя с Ближнего Востока на север, на то, что происходит в эти дни на границе между Россией и Украиной, трудно не заподозрить, что это всего лишь постановочное шоу, демонстрация силы, которую Владимир Путин попытается конвертировать в политическое достижение. В то время как мир все еще занят пандемией коронавируса трудно себе представить, что американские и российские войска вступят в вооруженный конфликт. Но даже если обе стороны просто шумят, есть очень существенные области, где нагнетание напряженности вполне реально влияет на рынки.

Например, израильские коммерсанты, которые недавно пытались купить зерно в Восточной Европе, вдруг обнаружили, что закупочные цены резко выросли. Угроза вторжения России в Украину привела к значительному повышению цен. Те, кто медлил с закрытием сделок, обнаружили, что цена подскочила в течение нескольких часов, а за последние две недели рост составил 7%.

Израильские эксперты не исключают, что в случае международного конфликта в Украине, которую издавна называют «житницей Европы» цены на пшеницу могут взлететь и на 20% - и последствия не обойдут стороной Ближний Восток. Что же касается Израиля, то не следует забывать о том, что большая часть пшеницы поступает к нам из Украины.

Рынок пшеницы всегда работает с задержкой – пшеница, о покупке которой договорились сегодня, прибудет на кораблях в Израиль только через несколько месяцев. Но даже если Путин просто играет мускулами, удар уже нанесен, и сегодняшнее повышение цен отразится на наших карманах.

Израиль, делает вид, что занимает нейтральную позицию. Однако не стоит забывать, что этот нейтралитет – мнимый. Чтобы понять это, достаточно взглянуть на данные по экспорту: годовой экспорт Израиля в Украину - чуть меньше 200 млн долларов в год, экспорт в Россию - почти 800 миллионов, а в США мы экспортируем в год на 16 млрд долларов. Так что вполне понятно, на чьей стороне мы в этом конфликте.

Хагай Амит, TheMarker. Фото: Depositphotos.com

Метки:


Читайте также