Пустые угрозы не снизят стоимость жизни

Политики вновь используют старый метод: сочувствуют общественности, угрожают производителям, - и молятся, чтобы все как-то обошлось без того, чтобы им действительно пришлось засучивать рукава. Нет, без этого не обойдется.

В Минфине прекрасно помнят, как это было в 2011 году: некоторые производители и импортеры подняли цены, общественность начала возмущаться, а СМИ - буквально каждый день - говорить о дороговизне жизни в Израиле. Министр финансов начинает нервничать и просить совета у своих чиновников.

«Что будем делать?» – спрашивает министр. И ему отвечают: «Поощрять конкуренцию, убирать таможенные барьеры, продвигать параллельный импорт». Министр соглашается, но задает еще одни вопрос: «А когда будут результаты?». Ему отвечают, что придется подождать, потому что нужно утверждать законы, разрабатывать регламент, да мало ли. Министр злится, потому что его терзают в СМИ, и требует немедленных решений. Тогда, в качестве быстродействующего успокоительного средства ему предлагают написать письмо с угрозами производителям и поставщикам.

Так и поступил Авигдор Либерман, вместе с министром экономики Орной Барбивай пославший нескольким импортерам письмо с требованием воздержаться от повышения цен. Компания «Сано» согласилась, других письмо не слишком впечатлило, и тогда министр финансов обратился в комиссию по ценообразованию с просьбой исследовать уровень рыночной концентрации на потребительские товары, которые вот-вот должны подорожать.

Это заставило некоторых других импортеров отложить повышение цен до Песаха, и пару месяцев Либерман выиграл. Он не первый министр, который применил этот метод - предыдущий министр финансов Моше Кахлон действовал точно так же, как и Яир Лапид в свое время.

В ноябре 2014 года в ответ на общественную критику из-за волны подорожаний Лапид обратился в комиссию по ценообразованию с просьбой проверить возможность ввести контроль на над ценами на рапсовое масло, цельнозерновой хлеб, йогурты, соевое молоко, замороженные овощи и туалетную бумагу.

«Нет выхода, кроме как использовать самые жесткие инструменты, в том числе контроль над ценами. Наша цель - достичь уровня цен, который позволит гражданам покупать то же, что и в развитых странах», - писал тогда Лапид. Только на самом деле он не собирался продвигать контроль над ценами, целью было успокоить общественность.

Есть много вопросов, по которым политики расходятся во мнениях и даже готовы заплатить немалую политическую цену за отстаивание своей позиции, но, когда дело доходит до стоимости жизни, все используют один и тот же метод: сочувствие - общественности, угрозы - импортерам и производителям. А еще – молитвы с просьбой отвести от них необходимость принимать серьезные и действенные меры.

Опыт научил их тому, что снижение стоимости жизни - дело сложное. Нужно изучать тему, выяснять положение дел в каждой отрасли, на каждом рынке. Нужно разрушать монополии и картели и противостоять сильным группам давления, не боясь испачкаться. Потому что другого способа нет.

Проблема в том, что от политика требуют быстрых результатов, иначе ему несдобровать. Давление СМИ и общественности заставляет его предпринимать краткосрочные действия, такие как письма с просьбами «пожалуйста, не повышайте цены» или призывы к комиссии по ценам. Но ни письма, ни обращения в комиссию не имеют никакой реальной ценности. Даже угрозы ввести контроль над ценами уже никого не волнуют.

Для снижения стоимости жизни необходимы агрессивные действия со стороны Управления по развитию конкуренции и государственных министерств, которые приведут к открытию рынков для конкуренции, устранению таможенных и бюрократических барьеров и, прежде всего, нужно позаботиться о том, чтобы крупные игроки не вставляли им палки в колеса. А письма с угрозами уместны только для политической игры, экономические реалии они изменить не в состоянии.

Сами Перец, TheMarker. Фото: Томер Аппельбаум

 

 

 

 

 

 

Метки:


Читайте также