«Проявляем чуткость, но не лезем из кожи вон»: что думают светские о работе с ультраортодоксами

Иногда создается впечатление, что темпы публикации исследований о работающих ультраортодокосах превышают темпы роста их участия в рынке труда. Но даже если все они примут решение изменить привычный образ жизни и начнут работать, а государство продолжит поощрять их к этому, последнее слово все равно останется за работодателями. А этому вопросу посвящено совсем незначительное количество исследований.

Научный сотрудник Израильского института демократии доктор Асаф Малхи решал восполнить этот пробел. Он подробно побеседовал с десятками предпринимателей, предоставляющих работу ультраортодоксам, а также провел опрос светских работников, которые ежедневно трудятся бок о бок с ними. Малхи попытался разобраться в том, с какими трудностями приходится сталкиваться ультраортодоксам, и чего опасаются их работодатели, в чем они готовы идти на компромисс, и какие уступки представляются им неприемлемыми. В исследовании приняли участие представители хайтека и финансового сектора, бухгалтеры и адвокаты, рабочие и обслуживающий персонал.

Начнем с вывода, к которому в итоге пришел Асаф Малхи. В ответ на вопрос, оптимистично ли он оценивает будущее ультраортодоксов на рынке труда, Малхи говорит: «Я обязан быть оптимистом. Мы не можем позволить себе махнуть на них рукой. Они никуда не денутся, напротив: сейчас в Израиле насчитывается 1,2 млн ультраортодоксов, а в 2040 году они будут составлять 20% трудоспособного населения страны. Будущее нашей экономики зависит от того, в какой степени мы сможем вовлечь их в происходящее на рынке труда. Если мы не сможем добиться в этом успеха, нас ждут серьезные проблемы. Это – непростая задача, но в результате проведенного исследования я пришел к выводу, что преодолеть социальные различия на рабочем месте легче, чем я думал. Это вполне реально».

Во-первых, Малхи задался вопросом, почему предприниматели решают брать на работу ультраортодоксов. Ответ оказался довольно простым. Решение нанять ультраортодоксов, как правило, продиктовано экономическими соображениями, потребностями бизнеса и кадровым дефицитом. Малхи отмечает, что без этого большинство предпринимателей не стали бы связываться с наймом ультраортодоксов. Как показало исследование, во многих случаях ультраортодоксальные работники получают меньше, чем их светские коллеги.

Но предпринимателей привлекает не только возможность сэкономить на зарплате. Они также ценят демонстрируемую ультраортодоксами стабильность и их привязанность к месту работы. Многие из них – прежде всего, женщины – не стремятся к карьерному росту и не рассматривают работу как место самореализации. Для большинства ультраортодоксов служба является исключительно источником заработка. С одной стороны, подобная стабильность представляет собой определенное преимущество, с другой – работодатели заинтересованы и в амбициозных работниках, стремящихся к развитию и продвижению по служебной лестнице.

Для предпринимателей, принимающих на работу ультраортодоксов, социальные соображения и стремление разнообразить состав работников играют второстепенную роль. В конце концов, все решают деньги, а не идеалы. «Без какой-то выгоды нет смысла ввязываться в эту историю, – говорит высокопоставленный представитель страховой компании, которого цитирует Малхи в своем исследовании. – Разнообразие кадрового состава – недостаточно важная цель».

46% участников опроса, проведенного в рамках исследования, заявили, что не сталкивались с особыми проблемами в работе с ультраортодоксами. Однако непосредственные начальники работников-ультраортодоксов удовлетворены качеством взаимодействия в гораздо меньшей степени. Только 30% из них сообщили, что не испытывали со своими подчиненными никаких проблем. И коллеги, и начальники ультраортодоксов жалуются на их отсутствие на работе в особые даты, трудности в поддерживании с ними социальных контактов, разницу в уровне профессиональной подготовки, слабое знакомство с нормами, принятыми на рынке труда.

Приспособиться друг к другу

Как отмечает в своем исследовании Малхи, большинство работодателей полагает, что работники-ультраортодоксы должны приспособиться к новой реальности, возникшей для них с выходом на работу. Сами приспосабливаться к запросам ультраортодоксов, связанными с их особым образом жизни, они не хотят. Тем не менее, и такие работодатели делают определенные шаги навстречу этой категории работников. Например, они вносят коррективы в характер корпоративных вечеринок, начинают следить за соблюдением кашрута и вводят более гибкие часы работы: для ультраортодоксальных женщин это имеет особое значение с точки зрения ухода за детьми, а для мужчин – с точки зрения проведения молитвы.

На некоторых предприятиях даже устанавливается особый скромный «дресс-код». Это, как правило, неписанное решение, однако оно выполняется всеми, что позволяет ультраортодоксам удобно чувствовать себя на рабочем месте. Начальница отдела кадров крупной компании, работающей в области логистики, рассказала Малхи, что с приемом на работу группы ультраортодоксов, руководство обратилось ко всем работникам с неофициальной просьбой перестать носить чрезмерно открытые майки и короткие брюки. «Со временем все поняли, насколько важно проявлять социальную чуткость, – сообщила она. – С другой стороны, здесь, как и во всем, необходим баланс. Не нужно лезть из кожи вон только для того, чтобы принять на работу группу ультраортодоксов».

Нечто подобное рассказали Малхи и руководители других компаний. Они выразили готовность приложить значительные усилия для того, что сделать возможной у них работу ультрартодоксов, но только до определенной границы. У всех есть свои принципы.

Как подготовиться к приему ультраортодоксов на работу

На основании проделанной работы Малхи подготовил серию рекомендаций для работодателей, собирающихся нанять на работу ультраортодоксов. Одна из них заключается в подготовке необходимой логистики – создании кошерной кухни, изменении часов работы и графика отпусков, разделении рабочих мест мужчин и женщин. Малхи также рекомендует принимать на работу ультаортодоксальных женщин маленькими группами по два-три человека – это позволит им чувствовать себя увереннее и быстрее освоиться в разнополом коллективе. Только с течением времени, когда все работники притрутся друг к другу, можно создавать смешанные рабочие группы, в которых ультраортодоксы будут составлять 10-30%.

Малхи рекомендует правительству занять более активную, последовательную и четкую позицию по отношению к привлечению ультраортодокосов на рынок труда. По его мнению, необходимо постоянно разъяснять работодателям важное значение этой проблемы. «Это касается, в первую очередь, владельцев мелких и средних бизнесов, – подчеркивает Малхи. – Государство должно поощрять их к приему на работу ультраортодоксов, в том числе путем оказания материальной помощи. Но при этом не нужно забывать и крупные компании, которые, впрочем, знакомы с проблемой трудоустройства ультраортодоксов намного лучше других».

Натанэль Гамс, TheMarker, Д.Л. Фото: Эмиль Сальман⊥

Метки:


Читайте также