Мнения

Проблемы репатриантов решать больше некому

Партийные списки закрыты, имена и места в списках известны и теперь уже можно смело заключить, что вне зависимости от того, кто в конце концов сформирует коалицию, проблемы репатриантов уйдут с повестки дня. Не то, что их не будут решать, ведь их и до этого не особо решали. Их никто не будет даже обсуждать.

Под проблемами репатриантов я не имею в виду глобальные проблемы, такие как транспорт в выходные дни или гражданские браки и захоронения. Эти проблемы актуальны не только для репатриантов из бывшего СССР и вообще не только для репатриантов. Я имею в виду более приземленные проблемы, для решения которых необходимы желание и деньги. Много денег. Повышение пособий по старости, социальное жилье, продовольственная безопасность и тому подобное. Все это просто уйдет с повестки дня.

Конечно же поясню. Нынешний виток обсуждения проблем репатриантов, сопровождающийся требованиями их решить, начался с приходом в политику Лапида, а точнее после того, как он занял пост министра финансов. На волне разговоров о социальной справедливости и дороговизне жизни репатрианты внезапно обнаружили, что есть «новый политик» на посту министра финансов, а рядом с ним находится Константин Развозов. Причем Константин, будучи в то время молодым и неискушенным в политике депутатом, для которого дверь Лапида всегда была открыта, действительно был готов и хотел помогать. Времена были непростые, Лапид боролся с дефицитом госбюджета, но Развозов смог выбить для репатриантов полезные и недешевые вещи, а главное — представители репатриантов почувствовали, что их готовы слушать, их проблемы готовы обсуждать.

Продолжалась идиллия недолго, менее двух лет, и с переходом в оппозицию Развозов с Лапидом потеряли возможность чем-либо помочь репатриантам, а судя по парламентской активности, не особенно и стремились. Но им на смену пришли Кахлон и Тали Плоскова. Народная тропа тут же была протоптана к кабинету депутата от партии «Кулану», которая была не так близка к лидеру партии, как Константин к Яиру, но дверь кабинета Кахлона была для нее открыта. К тому же, депутаты от партии «Кулану» занимали еще несколько ключевых постов. Одновременно случилось так, что пост министра абсорбции с мая 2015 года по май 2016 года занимал Зеэв Элькин, сменивший Софу Ландвер и развивший бурную деятельность по выработке программы, призванной решить многие проблемы репатриантов.

Тали Плоскова успела продвинуть несколько инициатив, не самых грандиозных, но полезных, а представители репатриантов к тому времени уже привыкли к тому, что они в Кнессете желанные гости и все проблемы скоро решатся. К маю 2016 года воодушевление достигло апогея вместе заявлениями НДИ о намерении пробить пенсионную реформу на пути в правительство.

А потом все рухнуло «стремительным домкратом». Реформа НДИ оказалась совсем и не реформой, Элькин ушел из министерства абсорбции, а разработанные специальной комиссией рекомендации так и остались под сукном. Тали Плоскова решила заняться более глобальными проблемами, как-то разработкой государственной программы помощи пожилым людям. Для этого была даже создана специальная комиссия, которая естественно, после продолжительной работы, выдала рекомендации. Как же без них.

Еще до начала нынешнего затянувшегося периода выборов можно было обратить внимание на то, что даже в соцсетях поутихли призывы к решению проблем репатриантов. Нельзя продвигать подобные проекты без парламентской поддержки, а ее уже не было. И здесь я возвращаюсь к тому, с чего начал. Неважно, кто победит на выборах и каким будет состав коалиции — в списках нет представителей репатриантов, позиции которых, а также отношения с лидерами партий, позволяют надеяться на то, что о проблемах репатриантов хотя бы будут вспоминать время от времени.

В Кахоль-Лаван у руля не представители Еш Атид, и потому даже если будущий министр финансов будет от этого блока, Константину Развозову никто идти навстречу не будет. Не случайно Андрей Кожинов, который в одночасье перешел с 93 позиции на 33, даже не упомянул Лапида, а поблагодарил за доверие только Ганца и Яалона. Сам Кожинов, при полном отсутствии парламентского опыта и находясь в конце списка, в лучшем случае сможет встречаться в своем кабинете с представителями организаций репатриантов и знакомиться с их проблемами. Обещая донести все до главы партии.

Тали Плоскова, даже если и попадет в Кнессет с 35 места в Ликуде, сможет оттуда позаботиться только о себе. Элькин и Эдельштейн, как известно, проблемами репатриантов не занимаются (за исключением короткой карьеры Элькина в Минабсорбции, как уже упоминалось).

Есть еще НДИ, в которой есть деятельная Малиновская и не менее деятельный Форер (хоть и не репатриант). Но даже если партия НДИ и станет частью коалиции, доступа к ресурсам у нее не будет и максимум чего можно ожидать от депутатов НДИ — это продвижения мелких и недорогостоящих законопроектов. Либерман? Как скажете.

Вот в общем-то и все. Вы, конечно, можете сказать, что я не прав, но я и не пытаюсь вас убедить. Время покажет.

Юрий Легков, НЭП. Фото:пресс-служба комиссии Кнессета по алие и абсорбции



Реклама


Партнёры

Загрузка…

Политика

Реклама

RSS Партнеры

Send this to a friend