Интервью

«Признать парикмахерские жизненно важными предприятиями!»

С таким призывом парикмахеры намерены обратиться к правительству и потребовать исключить салоны красоты из списка бизнесов, которым запрещено работать во время карантина. Шутка? Вовсе нет. В интервью НЭП глава Национальной ассоциации парикмахеров Яир Камир заявил, что речь идет о душевном здоровье, и что для многих женщин стрижка, покраска волос и иные процедуры, выполняемые в салонах красоты – незаменимое средство от депрессии, вызванной коронавирусом.

- Ну, в самом деле! Неужели Вы думаете, что правительство прислушается к такому доводу?

- Почему бы и нет? Правительство прислушивается к самым разным и, в том числе, к гораздо более странным доводам и послушно идет на поводу у интересантов. А наш довод – серьезный. Нам нередко звонят и просят сделать прическу на дому и готовы платить вдвое, а то и втрое большую цену, чем обычно. И еще, обратите внимание: в парикмахерских еще никто не заразился! Потому что мы придерживаемся самых жестких норм гигиены.

- Так утверждают рестораторы, владельцы тренажерных залов, руководители музеев и театров – да все, кто пытается воспрепятствовать закрытию их бизнесов. Если к ним прислушиваться, то вообще будет непонятно, как распространяется вирус. Может быть лучше пойти испытанным путем – организовать демонстрацию, тем более что опыт у вас уже есть?

- Вы наверняка имеете в виду нашу апрельскую демонстрацию протеста, после которой нам разрешили работать. Но мы ничего подобного пока не планируем, тем более, что чтобы там ни говорили, а все эти демонстрации – отличный способ подхватить «корону» и как эстафетную палочку передать ее дальше.

- Что же остается? Каковы Ваши требования?

- Компенсировать наши убытки. Хотите лишить нас заработка? Хорошо, но заплатите хотя бы половину потерянных доходов. Ведь наши постоянные расходы не уменьшились: открыты или закрыты салоны красоты, все равно нужно платить за аренду, за телефон, за материалы. Счета накапливаются, и непонятно, что с этим делать.

- Но, вообще-то, определенный механизм компенсаций существует и работает.

- Да как он работает?! Шестеренки этого бюрократического механизма крутятся медленно, а на выходе – совершенно несерьезные суммы. Более того: некоторые мои коллеги вообще не смогли подать просьбу о компенсации – не поняли, как работает сайт Налогового управления. А когда увидели, какие компенсации получили их более удачливые коллеги, то решили, что и стараться больше не будут.

- На сколько снизились доходы?

- Не снизились – упали. Еще до праздников, до введения карантина, доходы парикмахерских сократились на 30-50 процентов.

- Но почему, ведь парикмахерские до сих пор были открыты?

- Во-первых, многие наши клиенты боятся заразиться и сидят по домам. Во-вторых, отменены многие торжества - свадьбы, например, и людям незачем прихорашиваться. А у кого-то просто нет денег: потерявшие работу пытаются сократить расходы. Я заметил, что на улицах сегодня гораздо больше «неухоженных» - людям не до того.

- А что будет с вашими наемными работниками?

- Признаюсь, я просто не знаю, что делать. Вот только три месяца тому назад у меня начали работать два новых парикмахера. И что теперь? Выбросить их на улицу? Ведь они не получат пособие по безработице, не отработав минимального срока. Один из них, кстати, репатриант из России. Может быть, оформлю их как больных и частично оплачу их отсутствие на рабочих местах.

- А что Ваши коллеги? Не собираются ли они стать надомниками?

- Конечно собираются, а что им делать? Я лично знаю немало парикмахеров, которые во время карантина будут оказывать услуги на дому у клиентов. Это незаконно, но у них нет выхода. Государство на этом только потеряет. Вряд ли эти новые надомники будут выписывать квитанции, по крайней мере, далеко не все.

Александр Казин, НЭП. Фото предоставлено Яиром Камиром



Реклама


Партнёры

Загрузка…

Политика

Реклама

партнеры

Send this to a friend