При 350 погибших в результате производственных катастроф за 5 лет всего 42 человека пошли под суд

С 2017 по 2021 год 42 человека предстали перед судом по обвинению в преступной халатности, повлекшей за собой гибель людей на рабочем месте. Еще 39 обвинительных заключений были переданы в суд по делам о преступной халатности, повлекшей за собой увечья работников. За эти годы – с 2017 по 2021 – при исполнении своих служебных обязанностей погибли 350 человек. Об этом свидетельствуют данные, представленные подкомиссии кнессета по вопросам техники безопасности Государственной прокуратурой.

В 2017 году в причинении гибели по халатности были обвинены семь человек, в 2018 – тоже семь, в 2019 году – восемь, в 2020 – одиннадцать, в 2021 – девять. По обвинению в преступной халатности, повлекшей за собой тяжкие увечья, в 2017 году перед судом предстал один человек, в 2018 – четыре, в 2019 – девять, в 2020 – одиннадцать, в 2021 – четырнадцать.

Председатель парламентской подкомиссии, депутат Усама Саади подверг резкой критике Северный округ Государственной прокуратуры, который в течение двух лет не передал в суд ни одного дела о преступной халатности, и Хайфский округ, подготовивший за это же время всего три таких дела – и это несмотря на то что именно на территории этих округов произошла треть всех производственных катастроф в Израиле. Саади также выразил недоумение тем, что в отчете упоминается только одно обвинительное заключение по делу о преступной халатности, переданное в суд в Иерусалимском округе. Прокуратура сообщила, что не располагает данными о количестве подобных обвинительных заключений, подготовленных в Иерусалимском округе с 2017 по 2021 год.

Выступивший перед членами подкомиссии заместитель генерального прокурора Шломо Лембергер признал проблематичность содержащихся в отчете данных. «Дела о преступной халатности являются очень сложными, – посетовал он. – Мы сталкиваемся с серьезными трудностями при поиске неопровержимых доказательств. Нам необходимо доказать и проявление халатности, и причинно-следственную связь, то есть что именно она повлекла за собой гибель работника». Лембергер добавил, что дела о преступной халатности не всегда доходят до суда, потому что существует четкая инструкция государственной прокуратуры подавать обвинительные заключения в этой связи, только когда речь идет «об однозначно неоправданном риске», ставшем причиной производственной катастрофы.

Лембергер также отметил, что многие поступающие в прокуратуру дела о преступной халатности требуют проведения дополнительных следственных действий со стороны полиции. «Ведение таких дел требует высокого профессионализма и специальной подготовки, – заявил он. – Подготовка обвинительных заключений по ним занимает немало времени. Да, несколько лет назад было создано специальное подразделение «Пелес» для ведения дел о преступной халатности, но оно не в состоянии заниматься всеми подобными случаями».

Исполняющая обязанности командира этого подразделения майор полиции Веред Лихтер-Сол и начальница отдела производственных катастроф в Генеральном штабе полиции Израиля майор Шарон Коэн также приняли участие в заседании парламентской подкомиссии. В своих выступлениях они отметили, что в подразделение «Пелес» попадают только самые сложные дела о преступной халатности на производстве, а остальные расследует полиция тех округов, на территории которых произошли несчастные случаи. Лихтер-Сол отметила, что личный состав ее подразделения насчитывает всего пять полицейских следователей и трех следователей Управления техники безопасности. Коэн сообщила, что полиция Израиля трижды в год проводит семинары для офицеров, посвященные расследованию дел о производственных катастрофах, и специальные конференции по этой проблеме.

Председатель управления техники безопасности министерства труда Хези Шварцман отметил, что в 2019 году был закрыт существовавший при возглавляемом им ведомстве следственный отдел. Трое работавших в нем сотрудников были переведены в полицейское подразделение «Пелес». Шварцман сообщил, что в 2020 году управление обратилось с официальной просьбой возобновить деятельность следственного отдела, однако в силу отсутствия бюджетных средств она осталась без ответа.

«Трое рабочих погибли на одном и том же месте, но ни одного обвинительного заключения подано не было»

Перед участниками заседания парламентской подкомиссии выступил Мухаммед, отец Мухаммеда Зиадата, погибшего в июле 2018 года в результате крушения подъемного крана. Он заявил, что еще до несчастного случая, жертвой которого стал его сын, на той же стройплощадке в результате производственных катастроф погибли двое других рабочих. «До сегодняшнего ни одно из этих дел не завершилось судом, – заявил Мухаммед. – Три человека погибли, и ни одно обвинительное заключение подано не было. Дело по поводу гибели моего сына год находилось в полиции, потом было передано в прокуратуру, потом на полгода вернулось в полицию, оттуда вновь поступило в прокуратуру и в результате все закончилось ничем. Я спрашивал, будет ли подано обвинительное заключение, и мне говорили, что да, наверное, будет. Я спрашивал: «Когда?» Мне отвечали: «Позвони через три месяца». И так продолжается уже три года».

Илья Тетурашвили, отец Давида, погибшего в сентябре 2020 года при разгрузке корабля в порту Ашдода, сообщил, что ни представители полиции, ни прокуратура не вступили с ним в контакт. «Все, что я знаю, – это слухи, - заявил он. – Говорят, что водитель автопогрузчика куда-то ушел, и находившийся на нем груз упал и придавил моего сына. С тех пор я не знаю покоя ни днем, ни ночью. Нам с женой потребовалась помощь психолога. Мы никак не можем успокоиться».

«Господи, хотя бы скажите нам точно, при каких обстоятельствах он погиб! – завершил свое выступление Илья. – Я сам работал в полиции и могу сказать, что, если следователю нужно восемь месяцев для того, чтобы получить отчет скорой помощи, это не следователь. Этот человек не по праву занимает свою должность».

Ницан-Цви Коэн, «Двар ха-овдим б'Эрец-Исраэль», Д.Л. Фото: Моти Мильрод √

Метки:


Читайте также