Мнения

Правительство занято единством, ему не до экономических проблем

На данный момент, утро 29 марта, число безработных в Израиле выросло до 922 тысяч человек, из них более 764 тысяч зарегистрировались в Службе трудоустройства с начала месяца. На этом фоне трудно не обратить внимание на отсутствие у временного правительства экономической программы по выходу из кризиса и предпочтении политических лидеров сосредоточиться не на разработке мер, призванных поддержать экономику и здравоохранение, а на делении министерских портфелей и построении некой абсурдной политической структуры, которую только по недоразумению можно считать «правительством национального единства, созданным для борьбы с распространением эпидемии коронавируса».

Изначально правительство, даже временное, могло выбрать либо «южнокорейскую модель», основанную на тестировании населения и позволяющую экономике действовать, либо «китайскую», требующую введения жесткого карантина. Нет ничего удивительного в том, что израильские лидеры, которые за последние 20 лет сталкивались только с экономическими кризисами за рубежом и уже забыли о том, что такое экономический спад, рост безработицы и тому подобное, выбрали третий, наиболее ущербный путь: недостаточное тестирование, сопровождающееся карантином, недостаточно жестким для предотвращения распространения эпидемии, но успешно обрушившим экономику Израиля.

Нам говорили, что эффективной борьбе с пандемией препятствует отсутствие единства, вероятность проведения четвертых выборов, отсутствие бюджета. Наверное, именно поэтому находящийся уже в дверях минфина Моше Кахлон и занятый политикой Нетаниягу никак не могут утвердить какую-либо экономическую программу —в начале марта Нетаниягу торжественно объявил о помощи в размере 4 млрд, а сегодня он требует от минфина 80 млрд шекелей, но программы так и нет.

Но сегодня, 29 марта, когда единство вроде бы наметилось, мы «внезапно для себя» обнаруживаем, что Нетаниягу и Ганца сотоварищи интересуют исключительно министерские портфели и нас, в это тяжелое время, ждет правительство с 32 министрами и 7-8 заместителями министров. Еще нас ждет «норвежский закон», который позволит партиям «протащить» в кнессет еще 4 депутатов вместо 4 уволившихся министров. То есть еще как минимум 10 депутатов.

Причем «норвежский закон» нужен в основном партии Ганца: всем 16 депутатам обещаны министерские портфели, а на должности обещанных партии главы комиссии по безопасности и заместителя спикера кнессета просто нет людей. Не хватало и одного депутата на министерский портфель, но быстрее всех сориентировалась представитель эфиопской общины в «Еш Атид» Пнина Тамно-Шато, заявившая о переходе к Ганцу и получившая портфель министра абсорбции.

Оставим в стороне тот факт, что стоимость работы канцелярии министра составляет порядка 6 млн шекелей в год, замминистра — порядка 3 млн шекелей в год. Канцелярия депутата обходится еще примерно в миллион шекелей в год. Несложный подсчет показывает, что в год на работу правительства и кнессета будет уходить более 300 млн шекелей. Но это не самое важное: дело в том, что если «норвежский закон» не будет принят в ближайшее время, то из 75 членов коалиции в кнессете всего 34 будут «простыми депутатами», принимающими участие в работе комиссии, а им будут противостоять 45 депутатов от оппозиции, которые будут принципиально тормозить любые инициативы коалиции.

Не напрасно, согласно опросам, большинство израильтян обеспокоены не возможностью заразиться, а тем, как будут оплачивать счета уже в начале этого месяца. Как показывает практика, спасением утопающих должны заниматься сами утопающие, так как правительство занято «единством».

Юрий Легков, НЭП. Фото: Амос Бен Гершом, GPO˜



Реклама


Партнёры

Загрузка…

Политика

Реклама

партнеры

Send this to a friend